Пользовательского поиска








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение

Орнитолог-практик, хорошо знающий жизнь птиц своего края, разбирающийся в том обилии их, которое так поражает весной и летом неопытного человека, в настоящее время очень нужен. Всем сейчас уже хорошо известно громадное значение многих птиц в сельском и лесном хозяйстве нашей страны. Этому очень способствует широкая пропаганда защиты и привлечения полезных птиц, проводимая у нас.

Но основной вопрос - о пользе или вреде различных птиц - разрешается не так легко, как может показаться сразу. Для этого необходимо внимательное изучение птицы в природной обстановке. Птицы связаны между собой и с окружающей средой многочисленными биологическими связями - на основе конкуренции из-за пищи, места гнездовья и т. д. Знание настоящего экономического положения птицы в природе возможно только при изучении всей совокупности условий, в которых она живет.

Конечно, оценка пользы и вреда птиц, прежде всего, с хозяйственной и экономической сторон, т. е. с точки зрения непосредственного отношения их к человеку, вполне законна и во многих случаях даже необходима. Но в суждении о пользе или вреде птицы такой оценкой нельзя ограничиваться, так как при этом остаются невыясненными другие стороны ее деятельности в окружающей ее среде, иногда имеющие и противоположное значение. Жизнь в природе есть сложнейшая сеть взаимных влияний, и понять значение какой-нибудь птицы, т. е. узнать все (или главнейшие) ее соотношения с другими организмами (а не только с человеком) можно лишь после внимательного и разностороннего наблюдения.

Изучение взаимоотношений организмов в природе (экологическое изучение) раскрывает длинные цепи взаимосвязей, обнаруживает нередко косвенные, но очень существенные влияния и приводит иногда к совершенно неожиданным "открытиям". Широко известен пример, приведенный Ч. Дарвином, с влиянием кошек на ... урожай клевера. С тех пор изучены многие другие цепи влияний, не менее удивительные. Наш известный, недавно скончавшийся орнитолог и охотовед С. А. Бутурлин в одной из своих книг привел такой интересный пример. Неурожай в Поволжье в 1891 г. вызвал приостановку вывоза хлеба из России. Это использовала Аргентина, повысившая вывоз своего хлеба в Европу, в Аргентине началась усиленная распашка целинных степей, сильно изменившая природу больших пространств южной Америки. А в тундрах северной Америки в ту пору широко был распространен особый вид полярного или эскимосского кроншнепа. Охоты за ним усиленной не было, но с конца 90-х годов он стал сильно уменьшаться в числе. Оказалось, что излюбленные зимовки этих куличков - как раз целинные степи южной Америки. Кулички не смогли приспособиться к распашке степей и стали вымирать. Таким образом, голод в царской России повлиял на жизнь дикой птицы в тундрах Северной Америки.

Подобные примеры взаимной связи явлений всегда надо помнить и при решении вопроса о пользе или вреде какой-нибудь птицы. Главные экологические связи определяются, конечно, по линии питания. Нет абсолютно полезной или всецело вредной птицы. По отношению к одним организмам, или преимущественно в один сезон, птица полезна, а в других местных условиях, в связи с другими организмами, или в иное время года она вредна. Самым ярким примером такого рода может служить розовый скворец, гнездящийся большими колониями у нас в среднеазиатских республиках. Весной и в пору гнездования он приносит громадную пользу уничтожением саранчи, а осенью стаями налетает на виноградники, нанося им иногда значительный урон. Целый ряд полезных насекомоядных птиц осенью начинают кормиться культурными ягодами или фруктами и приносят в этот сезон явный вред. Таковы многие дрозды и некоторые вьюрки, иволга. Грачи весной собирают на пашнях вредных личинок, жуков и других взрослых насекомых, но в то же время они уничтожают и начинающие пробиваться побеги яровых всходов. На тех же полях грачи поедают мышей, а осенью питаются и хлебными зернами или кукурузой. Сойки считаются, в общем, вредными птицами, так как охотно поедают яйца и птенцов полезных лесных птиц. Но специальное изучение их питания показало (Пачосский), что они истребляют и вредных насекомых, например майских жуков, шершней, гусениц непарного шелкопряда, личинок соснового слоника, а также едят и мелких грызунов - полевок, мышей. Кроме того, сойки являются распространительницами семян дуба, орешника, кедра. Вот и решите, "полезная" это птица или "вредная". В разных условиях это придется решать по-разному.

Еще пример. Чайки и крачки ловят рыбу. Обычно делается вывод - вредят рыбному хозяйству. Но было произведено изучение содержимого более 2300 желудков чаек и крачек (Коллиндж) и оказалось, что рыбы (да еще мелкие, малоценные) составляют лишь около 1/6 всей их пищи, а вредные насекомые - до 111, и одна птица истребляет их несколько тысяч за день.

Недавно мне удалось подробно изучить питание больших синиц в гнездовый период. При помощи искусственного "птенца-пинцета" я отбирал у старых птиц корм, который они приносили своим птенцам. В общем известно, что синицы полезны. Но оказалось, что наряду с вредными насекомыми (гусеницами совок, пядениц, личинками жуков) они приносят птенцам, например, больших пауков, а также наездников, т. е. истребляют и полезных животных. И здесь можно видеть, как тесно переплетаются полезная и вредная деятельность птицы в природе.

Чтобы все это выяснить, необходимы длительные и внимательные наблюдения. Только тогда будут обнаруживаться интересные и часто имеющие очень важное значение детали биологии той или иной птицы.

Для очень многих птиц их польза или вред остаются еще совсем невыясненными. Ведь нельзя же, например, серьезно принимать замечание Науманна о том, что снегири вредны, так как ... они своим заунывным скрипучим пеньем вызывают мрачное настроение (I). Мелкие птички, питающиеся малоценными семенами диких растений, вообще не могут быть причислены ни к полезным, ни к вредным. Это не значит, что они не имеют никакого значения во взаимосвязях явлений природы.. Но значение их и с экологической, и с экономической сторон небольшое, второстепенное и пока мало изученное.

Остановимся еще на вопросе о пользе и вреде хищных птиц. Прежде всего следует отметить, что очень часто путают понятия "хищный" и "вредный" и считают, что все "хищные птицы" подлежат уничтожению. Это печальное положение усугубляется еще тем, что хищных птиц плохо знают даже охотники. Орел, коршун, ястреб - вот наиболее известные птицы, да и то вернее по названию, чем по облику. Если хищник утащил цыпленка - то это уже непременно "коршун". В коршунов же зачисляются и парящий над полем канюк, и осоед, и ястреб. Охотники обычно стреляют в каждую птицу, имеющую так называемый "хищный" облик. А на деле-то - всецело вредных хищников очень мало, и большинство их безусловно полезны (это относится также и к совам). Камюк, или сарыч - птица с типичным хищным обликом (цв. табл. I, рис. 2) очень широко распространен и полезен, так как кормится преимущественно мелкими грызунами-вредителями: полевками и мышами. Также полезны мелкие соколки - особенно пустельга и кобчик (рис. 88, 149). Специальные опыты (М. Д. Зверева) с расстановкой в полях особых шестов, на которых любят сидеть высматривающие добычу пустельги, показали, что около шестов число жилых нор полевок и других грызунов было значительно меньше, чем на других участках поля без присадных шестов.

Вопрос о пользе или вреде коршуна также не может быть решен вообще, безотносительно от местных условий и времени года. Верно, что в конце лета коршун хватает подрастающих цыплят, но это далеко не основная его добыча. По данным Е. С. Птушенко, цыплята в пище коршуна составляют лишь 5% (у 21 из 404), причем оказывается, что лишь некоторые особи как бы специализируются в "цыплятников", т. е. привыкают к такой добыче, особенно если она есть по соседству от их гнезда. Вообще коршуны питаются очень разнообразной пищей: мелкой рыбой, грызунами, землеройками, лягушками, ящерицами, крупными насекомыми. Несомненно их полезное значение как истребителей падали.

Из всех наших хищных птиц более вредными, чем полезными, можно считать лишь сокола-сапсана (рис. 140), ястребов (перепелятника и тетеревятника) и камышевого или болотного луня (рис. 154). Это все - истребители дичи и других, нередко очень полезных птиц. Каждый натуралист, и особенно охотник, должен уметь узнавать этих птиц в природе, чтобы не путать с безобидными и полезными и не производить повального избиения всех "хищнообразных" птиц.

Но и хищники, истребляющие хозяйственно ценную дичь, оказывается, имеет полезное значение. Установлено непосредственными наблюдениями, что хищники имеют значение в естественном отборе, так как ловят в первую очередь более слабых особей. В некоторых случаях положительная роль хищников выступает еще ярче. Так, например, в Норвегии с 90-х годов прошлого столетия в охотничьих хозяйствах особенно усиленно стали уничтожать хищников, питающихся куропатками. К 1912 г., в результате массовых глистных заболеваний, число куропаток очень сильно сократилось. Оказалось, что ранее хищники вылавливали в первую очередь больных птиц, пресекая заражение я способствуя тем самым оздоровлению всей популяции (населения) куропаток. Борьба с хищниками была ослаблена, глистные заболевания сократились и число куропаток снова стало увеличиваться.

Этот пример нам еще раз показывает, какое большое значение имеют взаимные связи различных организмов в природе и как осторожно следует подходить к вопросу об уничтожении вредных птиц, чтобы резким нарушением существовавшего ранее биологического соотношения видов не получить обратного результата. Надо глубоко изучить природу, чтобы затем умело и успешно ее переделывать.

Таким образом, при суждении о "полезности" или "вредности" каждой птицы, надо прежде всего учитывать ее "удельный вес" в тех природных сообществах, где она живет (т. е. в определенных местах ив определенное время года) и уже затем, на основании этих конкретных данных, подходить к вопросам о ее роли вообще в экономике природы и сельского хозяйства и о возможностях поощрения или, наоборот, пресечения ее деятельности. В каждом отдельном случае следует внимательно разобраться и взвесить все плюсы и минусы в деятельности птицы, прежде чем начать ее преследовать как вредителя.

Изучая питание различных полезных птиц, можно заметить, что они как бы поделили между собой сферы деятельности. Различные мелкие синицы, поползни, пищухи, корольки добывают пищу в щелях коры, в ветвях деревьев; ласточки, стрижи, мухоловки - в воздухе; трясогузки - по огородам и у рек; различные хищники - на полях, по лесным сечам и т. д. Даже часы суток поделены. Ночью замирает деятельность дневных птиц, но на смену им являются ночные, например, совы, козодои, которые охотятся за вредными насекомыми, летающими ночью, а совы и за мышами.

Изучение такой биологической специализации полезных птиц очень ценно в практическом отношении; но неправильно думать, что птицы, польза которых невелика или ничтожна, должны быть оставлены без внимания. Все птицы в природе (вся фауна) связаны между собой. Иногда трудно заранее даже предполагать, какие биологические соотношения могут обнаружиться между "бесполезной" птицей и полезной или вредной. А те навыки и опыт, которые приобретаются при наблюдениях птиц, как будто и не представляющих ценности для хозяйства человека, очень пригодятся после, уже в серьезной, может быть, даже научной работе. Предшествующий опыт, уменье разбираться в жизни птиц вообще - самое необходимое условие для успешной и практически ценной работы орнитолога.

О значении наблюдений над птицами, имеющими промысловую ценность, много говорить излишне. В наших заповедниках, ведущих сейчас плановую работу по учету (и регулированию) размножения различной дичи, проводится вместе с тем и внимательное изучение биологии охраняемых птиц, так как, только зная ее детально, можно создать для них наилучшие жизненные условия, а затем получить и наибольшую экономическую выгоду. И здесь уменье наблюдать птиц и узнавать их в природе столь же необходимо.

Но интерес к птицам много шире их чисто практического значения. Птицы встречаются почти в любом уголке природы (даже в городах) и везде очень заметны. Любая биологическая экскурсия - ботаническая, энтомологическая и т. д. - сталкивается с птицами или со следами их присутствия. Весной часто попадаются гнезда, иногда поражающие совершенством своей постройки или величиной; привлекают внимание громкое пенье, удивляющее своим разнообразием, а также полеты, пляски или воздушные игры различных птиц" и много других характерных явлений. На каждом шагу в природе птицы заявляют о своем существовании. И большим, часто досадным препятствием к использованию птиц для экскурсионных наблюдений в практике педагогической работы оказывается малое знакомство с ними. Научиться определять птиц в природе, т. е. узнавать их на расстоянии по облику, повадкам или голосу - задача нелегкая (особенно без опытного руководителя). Многие птицы очень осторожны и, появившись, быстро прячутся от глаз наблюдателя. Надо долго и внимательно наблюдать птиц и экскурсировать, чтобы научиться их узнавать даже при мимолетной встрече. Опыт накапливается медленно, слагается из отдельных наблюдений и фактов, но он дает чрезвычайно много. Д. Н. Кайгородов, большой знаток жизни птиц в природе, писал: "Ничто так не изощряет, не утончает наблюдательности, как наблюдение птиц; изощряет глаз, воспитывает видящее зрение, развивает чуткий слух... Птицы являются драгоценным и почти единственным при экскурсиях материалом для развития чуткого слуха".

При опытном использовании мир птиц приобретает большую ценность в педагогическом отношении. Помимо знакомства с птицами как с определенным классом очень своеобразно организованных позвоночных животных, на птицах можно познакомиться с целым рядом общебиологических явлений, у них наиболее резко выраженных. Половой диморфизм, возрастная изменчивость, общественность, сезонная жизнь птиц со всем ее разнообразием - все эти явления представляют чрезвычайно благодарный и ценный экскурсионный материал.

Интереснейшие и довольно сложные инстинкты птиц могут служить темой для более длительных наблюдений, но и на экскурсиях можно постоянно наблюдать те или иные инстинктивные поступки птиц. Смена инстинктов постройки гнезда, насиживания яиц, вскармливания птенцов, защиты гнезда от врагов и соперников, выводковые инстинкты и инстинкты перелета, в их последовательном чередовании и сопоставление их с природными условиями жизни особей того или иного вида птиц, а также с их строением - все эти данные заставляют думать, искать и расширять биологический кругозор.

Изучение птиц местного края при серьезном к нему отношении имеет и научное значение. Состав фауны птиц меняется по сезонам (см. гл. I), а также и из года в год. В каждом месте наблюдений могут быть найдены редкие виды или появляющиеся в очень неодинаковом количестве в разные годы. Регистрация появления редких видов, учет и изучение причин таких колебаний представляют научный интерес для зоогеографии - науки о распределении животных по земному шару. Места обитания птиц не остаются неизменными. Есть виды, расширяющие или сокращающие свою область распространения (ареал) или же постоянно меняющие численность. Все местные наблюдения над такими видами очень ценны.

Но и самых обыкновенных птиц следует наблюдать внимательно, так как среди некоторых из них (особенно в стаях) могут остаться незамеченными очень сходные с ними по внешности, но редкие виды. Для пояснения приведем лишь несколько примеров, относящихся к мелким певчим птицам, наиболее доступным для первоначального наблюдения. Так, например, изредка встречающуюся зимой даже в центральных районах лапландскую сероголовую синичку-гаичку издали легко смешать с обыкновенной. Точно так же, обычно, смешиваются два близких вида синиц-пухляков - серый и бурый, встречающиеся совместно в западных и южных областях Европейской части СССР. В осенних стаях обыкновенных еловых клестов легко проглядеть белокрылых или сосновиков, налеты которых далеко не часты и не регулярны. В стаях чечоток, среди обыкновенных особей могут быть и особи другого вида - тундряные чечотки. Из других мелких птиц недостаточно изучены распространение и биология садовой овсянки, зеленой пеночки, камышевки вертлявой, славки-ястребинки и многих других.

Кроме того, большой интерес имеют наблюдения над осенним пролетом некоторых видов птиц и выяснение количества прилетевших зимующих птиц, которое зависит от еще не совсем выясненных причин.

Наблюдения, пополняющие наши сведения о всех этих птицах, очень ценны, и, таким образом, каждый знающий наблюдатель может участвовать в работе по изучению фауны своего края.

Все сказанное выше о практической, педагогической и научной ценности изучения птиц не по музейным ила зоопарковым экземплярам, а в природе, в естественной обстановке, делает совершенно ясной необходимость в практическом руководстве подобного рода. Настоящая книга и является попыткой хотя бы отчасти заполнить этот пробел нашей экскурсионной зоологической литературы и удовлетворить многочисленные запросы начинающих или уже имеющих некоторый опыт наблюдателей. В книге объединены все главнейшие систематические и биологические данные, методические указания, обеспечивающие успех работы, и даны таблицы для определения птиц в природе по характерным признакам.

Во избежание загромождения и усложнения определительных таблиц, а также вследствие очевидной практической невозможности охватить в данном объеме всю фауну птиц СССР, в таблицы и в материал книги не включены птицы Крыма, Кавказа, среднеазиатских республик, Северного края, а также Азиатской части СССР, кроме Западной Сибири. Охваченная территория изображена на прилагаемой схематической карте (рис. 1) и включает в себя зону от 50° до 60° сев. широты. На западе ее границы совпадают с границами СССР, а на востоке проходят по р. Оби, протекающей здесь почти в меридиональном направлении. Охват в одном определителе большей территории СССР привел бы к затруднениям в его практическом использовании, так как сильно увеличил бы видовой состав. В настоящем объеме в книгу включено свыше 300 видов птиц, которые в различное время года могут быть встречены на охваченной территории. Весной и осенью (на пролете) или же зимой среди них могут быть и летние обитатели нашего крайнего севера (см. гл. II).

В охваченную область, на севере ее, вошли большая площадь сплошных хвойных лесов, затем зона смешанных или лиственных (островных) лесов, полоса луговых степей (и лесостепи) и северная часть чисто степной зоны (см. рис. 2). Такие сильные различия в природных условиях отдельных частей охваченной области, особенно северных (таежных) и самых южных (степных), сопровождаются и большими различиями в составе фауны. Особенно следует помнить об этих местных условиях при работе в районах, близких к окраинам охваченной области, и в летнее время, когда птицы гнездятся.

В начальных наблюдениях, особенно если они ведутся в довольно населенных местностях, основной материал экскурсий составят многочисленные мелкие воробьиные птицы. Они менее пугливы, часто соседствуют с человеком и обильно населяют весной и летом наши леса, луга и даже сады. Более крупные виды, обычно имеющие промысловое значение (например, различная водоплавающая и лесная "дичь"), уже значительно менее удобны для первоначального изучения, так как держатся в труднее доступных (например, болотистых) местах, более осторожны и иногда остаются на экскурсиях даже незамеченными. Лишь при некотором экскурсионном опыте вы начнете узнавать и этих птиц в природе. Поэтому в настоящем руководстве мы уделяем основное внимание воробьиным птицам.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://bird.geoman.ru "Птицы"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru