Пользовательского поиска




Временные строительные ограждения.




предыдущая главасодержаниеследующая глава

2. Весна (март-май)

Весенний сезон в работе орнитолога занимает первое место. Весной птицы доставляют наибольшее количество наблюдений. Эти весенние наблюдения можно сгруппировать в три основные темы, или работы, тесно соприкасающиеся друг с другом на практике. По своему времени они переходят одна в другую, и поэтому в течение весны можно провести все три. Темы таковы:

1. Изучение порядка весеннего прилета птиц.

2. Наблюдения над весенним поведением птиц.

3. Изучение распределения птиц по гнездовым местам. Кроме того, необходимо выделить в виде особой прикладной темы ранние весенние работы по привлечению полезных птиц на гнездовья - развеску скворечников и т. п.

Первые две темы очень тесно связаны друг с другом, так как почти у каждой вновь появляющейся перелетной птицы сразу же можно наблюдать своеобразное весеннее поведение (токовые полеты, токование, пляски, драки и т. п.). Часто вы одновременно знакомитесь и с самой птицей и с ее весенним поведением. Но так как многих перелетных птиц вы, может быть, узнаете теперь в природе лишь впервые, то своеобразие их весеннего поведения для вас не будет рельефно. Поэтому лучше всего весеннее поведение птиц начинать наблюдать с ранней весны, как только его можно будет подметить у уже знакомых вам зимних птиц. Тогда вы успеете несколько разобраться в нем и сможете легче усвоить сходные особенности у вновь появляющихся перелетных птиц.

Работа третья - изучение распределения птиц по гнездовым местам - начинается лишь с поздней весны, когда все летние птицы уже налицо и большинство из них уже поселилось в тех характерных для них местах, где они будут гнездиться. Эта тема непосредственно продолжается на лето и еще в июне может быть разработана с успехом.

Так как весенние практические мероприятия по привлечению полезных птиц необходимо проводить самой ранней весной или даже еще в феврале, то обсудим прежде всего этот отдел работы.

О целях привлечения птиц на искусственные гнездовья говорить много излишне. У нас уже ведется большая агитационная работа по охране и привлечению полезных в сельском хозяйстве птиц, разъясняется их экономическое значение. За последние годы приобрел широкое распространение весенний праздник "День птиц", посвященный пропаганде среди молодежи практических мероприятий в этом отношении. Правильная и успешная постановка работы по привлечению полезных птиц имеет громадное практическое значение. Подсчитано, что вредные насекомые, являющиеся в большинстве пищей различных птиц, в течение года наносят нашему хозяйству десятки миллионов золотых рублей убытка, причиняя наибольший вред полеводству, садоводству и лесоводству. В средней полосе СССР в некоторые годы гибло до 30% яблок от яблоневой плодожорки и других насекомых.

Но вопрос о пользе и вреде птиц оказывается чрезвычайно сложным. Само понятие пользы рассматривалось различно, и это чрезвычайно вредило развитию вопроса об охране птиц. Еще не так ведь давно полезными птицами в первую очередь считались те, которые служили предметом охоты и промысла. Совершенно ясно, что это понимание полезности не имело ничего общего с биологической пользой птиц, которая часто несоизмеримо больше промысловой.

Мы уже указывали во введении, что одна и та же птица в разные сезоны или в различных местных условиях может быть то полезна, то вредна. Орнитолог-практик и должен разобраться в действительной оценке деятельности многих таких сезонных "вредителей" или "помощников". Подробное изучение жизни птицы в течение всего года - единственный правильный метод работы.

Для успешного привлечения птиц необходимо довольно подробно знать их жизнь, ту обстановку, которую надо создать, чтобы птицы сами заметили выгоды, предоставляемые им человеком, и стали гнездиться в желательных для него местах.

Рис. 35. Скворечник (А) и дуплянка (Б) для скворцов
Рис. 35. Скворечник (А) и дуплянка (Б) для скворцов

Размещение скворечников и дуплянок во фруктовых садах, парках и рощах близ культурных насаждений - наиболее доступная и известная мера привлечения мухоловок, горихвосток, синиц и некоторых других птиц, гнездящихся в дуплах. Скворечники и дуплянки делаются определенных типов и размеров (рис. 35) и развешиваются в начале марта или еще с осени. Птицы охотнее занимают естественные дупла или же дуплянки, очень похожие на них (рис. 36). В низких пнях охотно гнездятся синицы-гайки (рис. 58, 186), а в сухих стволах - мухоловки-пеструшки. Для защиты деревьев с дуплянками от кошек и других хищников, следует обвивать их на некоторой высоте колючей проволокой или делать другие приспособления.

Рис. 36. Дуплянка для синиц, горихвосток или мухоловок-пеструшек
Рис. 36. Дуплянка для синиц, горихвосток или мухоловок-пеструшек

Но развеска дупел и скворечников вовсе не исчерпывает всех тех мероприятий, которые благоприятствуют увеличению нашего ежегодного "баланса" полезных птиц. Ведь не все полезные птицы гнездятся в дуплах. Большинство их - мелкие насекомоядные - как раз не "дупляночники", а обитатели кустарников и мелколесья. Многие живут нередко вблизи человека, например, в фруктовых садах, на огородах и т. д. Если присмотреться, понаблюдать жизнь и потребности птицы, то можно подметить те необходимые условия, благодаря которым она поселяется в саду. Так, например, славки, некоторые камышевки, любят густой кустарник и заросли, где они устраивают гнезда и с листьев которых собирают насекомых. Искусственной посадкой (осенью) во фруктовых садах, бедных кустарником, или вдоль огородов некоторых ягодных кустов - малины, крыжовника, смородины, бузины - можно привлечь в сад полезных птиц, не гнездящихся в искусственных гнездах. Эта мера может иногда дать лучшие результаты, чем развеска искусственных дупел. Повесив в саду несколько скворечников, мы можем привлечь полезных дупляночников. Но увеличивать число развешанных скворечников возможно лишь до известного, сравнительно невысокого предела, в зависимости от биологических особенностей птиц, поселяющихся в них, и в первую очередь от способа их питания. Дупляночники, летающие за добычей большей частью далеко от гнезда (например, скворцы), могут гнездиться довольно близко друг от друга, но заставить, например, горихвосток или мухоловок (кормящихся тут же), занять в небольшом саду 10 скворечников, совершенно невозможно - часть из них будет пустовать, или их займут воробьи.

Иное дело - при посадке кустарников. Птицы в них гнездятся довольно близко друг от друга, так как и корма они в кустарнике находят больше. Сад с кустарником может быть больше насыщен полезными птицами, чем сад без него, в котором развешано много скворечников.

Посаженные с осени кусты весной подрезываются для увеличения ветвления их, а отдельные ветви их связываются в пучки: в соединении ветвей птицам удобно помещать свои гнезда.

Таким образом, для всестороннего содействия птицам могут быть применены самые разнообразные меры в зависимости от особенностей жизни той или иной привлекаемой птицы.

Развешанные скворечники и дуплянки удобно использовать для летних наблюдений над птицами, поселившимися в них. Забегая несколько вперед, в летний материал, отметим здесь же самое важное.

Отдельные скворечники надо перенумеровать и отвести для каждого из них особую запись в дневнике наблюдений, куда заносить все подмеченное в жизни владельцев скворечника. Эти наблюдения могут дать очень много.

Рис. 37. Расчет дуплянки, изображенной на рис. 36 (в сантиметрах)
Рис. 37. Расчет дуплянки, изображенной на рис. 36 (в сантиметрах)

Скворечники можно сделать с открывающимися стенками или крышками (рис. 37, 38). Это бывает даже необходимо при работе по кольцеванию птиц. Кроме того, открывающиеся скворечники удобно чистить осенью или зимой, подготовляя их к следующему сезону. Но не надо тревожить птиц частым заглядыванием внутрь скворечников. При осмотре птицы беспокоятся и могут даже бросить гнездо совсем. Зачем же одновременно и привлекать и отпугивать птиц? Осматривать скворечник во время гнездования нет особой необходимости, так как по поведению птиц можно судить о ходе гнездовых дел. Громкое оживленное пение самца, частое лазанье в скворечник, преследование самки характерны для дней спаривания. Начало постройки гнезда тоже нетрудно заметить, так как птицы усиленно таскают внутрь различный строительный материал. Когда самка станет встречаться редко, то это укажет вам на начало насиживания. При крайней необходимости в этом можно убедиться, стукнув раз-другой по стволу дерева, на котором висит дупло. Насиживающая в нем самка иногда выскакивает наружу. Окончание насиживания (у певчих птиц оно длится 12-13 суток) можно отметить по начавшемуся частому летанию птиц с кормом. В первые же дни, прислушиваясь около, можно бывает расслышать слабый писк птенцов, особенно во время возвращения родителей. С каждым днем писк становится отчетливее, громче, что свидетельствует о росте птенцов. Приблизительно через две недели (у певчих) происходит вылет из гнезда, который наблюдать также нетрудно, так как редко вылетают все птенцы сразу, а тревожное поведение родителей около вылетевшего птенца быстро выдает вам, что произошло.

Рис. 38. Скворечники с открывающимися стенками. Внизу справа - домик для серых мухоловок
Рис. 38. Скворечники с открывающимися стенками. Внизу справа - домик для серых мухоловок

Все более детальные наблюдения над гнездованием птиц в скворечниках, которые интересно сделать (изучение материала гнезда, окраски яиц, взвешивания растущих птенцов и т. п.), не следует проводить на большом количестве дуплянок. При непременном желании, надо выделить расположенные особняком 2-3 скворечника и использовать только их для таких специальных целей.

Однако для детальных наблюдений над гнездованием птиц в скворечниках можно применить один способ, испытанный на практике.

Рис. 39. Скворечник для наблюдений и опытов, открывающийся сзади внутрь чердака (два варианта)
Рис. 39. Скворечник для наблюдений и опытов, открывающийся сзади внутрь чердака (два варианта)

В вертикальной глухой стене чердака дома или другого подходящего строения, под коньком крыши прорезается прямоугольное отверстие, приблизительно 15X12 см. В задней стенке обыкновенного скворечника, подходящего по размерам для гнездования синиц, делается такой же формы отверстие, но несколько меньших размеров (14X11 см) и такой скворечник (рис. 40Б) прикрепляется снаружи (рис. 39а), чтобы его задняя стенка плотно прилегла к стене чердака, а отверстия совпали бы одно с другим. В отверстие задней стенки скворечника плотно и по возможности незаметно вставляется вырезанный кусок так, чтобы его можно было вынуть (из чердака) перед началом работы и заменить открывающейся фанерной или картонной дверкой с отверстиями для наблюдений (рис. 40А). При таком устройстве скворечника можно, действительно вплотную, не пугая птиц, видеть все, что происходит в гнезде, а открывающаяся дверка позволяет быстро проникнуть внутрь гнезда (в отсутствии родителей).

Рис. 40. Детали устройства скворечника, открывающегося внутрь чердака (см. рис. 39)
Рис. 40. Детали устройства скворечника, открывающегося внутрь чердака (см. рис. 39)

Если такой скворечник нельзя почему-либо устроить на глухой стене чердака, то его можно повесить просто снаружи слухового окна на чердаке (рис. 39б) или даже вверху обыкновенного окна жилой комнаты. Но задняя стенка скворечника (с прорезом) должна очень плотно прилегать к стеклу окна. Можно с боков плотно притянуть его проволокой к раме. Затем это стекло закрывается или заклеивается изнутри бумагой с маленькой дыркой (не более 3/4 см в диаметре). Дырка располагается таким образом, чтобы заглядывая в нее изнутри чердака или комнаты, вы видели всю внутренность скворечника. Можно сделать и две дырки для удобства наблюдений. При таком упрощенном устройстве уже нельзя проникнуть внутрь скворечника, а птицы с осторожностью относятся к окну. Хорошо, если оно выходит в густой сад и совсем близко расположены ветви деревьев. На время гнездования (заранее) лучше все окно завесить шторой, особенно если изнутри по вечерам может быть виден свет.

Такие специальные скворечники для наблюдений устраиваются не позднее марта (лучше еще с осени), так как птицы должны заранее привыкнуть к новому сооружению. Для перелетных птиц это не так важно, и скворечники можно вешать позднее, перед их появлением. В них могут поселиться и вывести птенцов следующие птицы:

1. Скворец (Sturnus vulgaris L.); для него леток должен быть побольше.

2. Мухоловка-пеструшка (Muscicapa hypoleuca Pall.).

3. Большая синица (Parus major L.); могут быть и другие синицы.

4. Воробей городской и деревенский (Passer domesticus L. и Passer montanus L.).

5. Горихвостка (Phoenicurus phoenicurus L.).

6. Стриж (Apus apus L.).

Вы сможете ежедневно наблюдать во всех подробностях за ходом жизни парочки птиц, поселившейся в скворечнике. В дырку видно, как самка строит гнездо, поправляет и сгибает клювом стебельки или пушинки, принесенные ею, как самец ее кормит, как появляются яйца и самка их насиживает, как вылупляются птенцы. Вы подробно наблюдаете их рост, развертывание перьев, выкармливание. При терпении можно даже подмечать, какую добычу носят родители птенцам и через какие промежутки времени. Вообще вся жизнь семьи, вплоть до вылета птенцов из гнезда, будет перед глазами. Ведя записи наблюдений, можно собрать ценный, интересный биологический материал. Основные вопросы такого цикла наблюдений за гнездом приведены ниже.

* * *

Таким образом, ранней весной идут подготовительные работы для летних наблюдений и встречи перелетных птиц. Вернемся теперь к обсуждению самих весенних явлений, на которые должно быть обращено внимание.

С начала марта у птиц заметно оживление. В оттепели громко кричат воробьи, я самцы начинают ссориться друг с другом и гоняться за самками. Галки летают парами и часто сидят на трубах, поглядывая внутрь, - подыскивают себе место для гнезда. Вороны громко каркают и характерно вздергивают крыльями и раздвигают хвост. Громко трещат сороки, целыми стаями усаживаясь по заборам. Все эти птицы рано начинают гнездиться и уже готовятся к весне. У прочих мы с каждым днем замечаем все новые и новые биологические черты, отсутствовавшие среди зимы. Даже в городе можно в это время слышать уже пение некоторых птиц. Громкий трехсложный, много раз повторяющийся накрик большой синицы "ци-ци-фи, ци-ци-фи" в феврале-марте далеко слышен по садам. Иногда в городе мы слышим и звонкую песню пищухи (Certhia familiaris L.) - маленькой коричневато-бурой пестрой птички с длинным тонким клювом (рис. 104 В). Она ловко лазает по стволам деревьев, также отыскивая в коре насекомых, и с перерывами повторяет свою звонкую торопливую песенку с несколько растянутыми начальными звуками и резко обрывающуюся в конце. По окраинам городов у дорог, амбаров, на гумнах овсянки (Emberiza citrinella L.) уже начинают свои песни, и звенящий однообразный напев "зинь-зинь-зинь-зинь-зинь" (рис. 27г) ласкает ухо своей мягкостью и нежностью тонов, еще негромких и несмелых.

В лесу обращает на себя внимание так называемая "барабанная дробь" дятлов. Это - протяжный, то глухой, то звонкий, то скрипучий звук, который дятлы издают, быстро ударяя клювом в одно и то же место ствола сухого дерева. Его можно слышать почти круглый год, но весной дятел барабанит громче и дольше.

По пустырям и опушкам лесов мы встречаем крикливые стаи щеглов (Carduelis carduelis L.). Яркими пестрыми лоскутками мелькают птицы на головках репейника или чертополоха (рис. 111) и громкое щебечущее пение с резкими выкриками и трескотней становится оглушительным, если заголосят сразу 10-15 самцов. Даже скрип снегирей раздается громче, и иногда удается наблюдать ухаживание самцов за самками (см. ч. III). С каждым днем мы замечаем все новые и новые голоса оживившихся зимних птиц. Поползни громко и отрывисто твердят свое "тюй-тюй-тюй..." на вершинах деревьев.

Таковы наиболее заметные ранние весенние певцы. С каждой неделей прибавляется материал для наблюдений.

Начинается прилет и пролет весенних птиц, и вскоре же весна развертывается во всей своей грандиозности.

Почти на всей территории Европейской части СССР первыми прилетают грачи. В Московской области это бывает обычно в начале марта. Сначала появляются передовые особи, которые нередко исчезают с возвратом холодов. Валовой пролет начинается большей частью недели на полторы позже и очень заметен. Стая за стаей тянут они с юга над почерневшими уже кое-где полями и громко и протяжно кричат.

Во второй половине марта уже можно ждать жаворонков. Их прилет большей частью совпадает с появлением проталин на полях и по открытым на юг склонам и опушкам, где они могут кормиться в первые дни. Валовой лет жаворонков очень заметен даже в городе. Они летят с пеньем и в большом количестве, один певец за другим. Но за несколько дней до этого обычно появляются передовые одиночки. У них еще не слышно песни (в Московской области, по средним данным за 35 лет, первая песня жаворонка отмечается 1 апреля). Передовые жаворонки почти не поют, но их можно узнать по окраске и позывам, похожим на отдельные звуки песни. Выследить этих передовых жаворонков - интересная задача для внимательного наблюдателя.

В это время заметны и некоторые пролетные птицы. Стайки вьюрков, или юрков (птиц, близких к зяблику, рис. 115 б), с громкими, резкими, как бы крякающими возгласами, летят на север, задерживаясь на несколько минут на вершинах лиственных деревьев.

Рис. 115. А - овсянка-ремез (самец); Б - вьюрок (самец)
Рис. 115. А - овсянка-ремез (самец); Б - вьюрок (самец)

Вслед за жаворонками или вместе с ними прилетают зяблики, сначала только самцы, и поют мало, только перекликаются на верхушках деревьев. Но через несколько дней, к прилету самок, пенье уже в полном разгаре.

Далее весенний прилет развертывается уже настолько стремительно, что ежедневно можно заметить не одну, а несколько новых весенних птиц. В эту пору экскурсионный материал быстро разрастается, и мы переходим к новой фазе сезона - прилету летующих птиц.

Появляются скворцы. На проталинах и затем у скворечен их наблюдать нетрудно. Большие стаи различных дроздов с трескучими выкриками летают над полями.

Вслед за ростом проталин на полях начинает вскрываться река. На льдинах и по закраинам мы замечаем белую трясогузку - первую насекомоядную весеннюю птицу (рис. 108). Ее прилет удивительно совпадает со вскрытием рек. Быстро бегая по льдинам, она ловит первых речных насекомых.

Вскрытие рек сопровождается массовым пролетом различных водяных и болотных птиц (уток, гусей, чаек, цапель, куликов и др.). Очень заметны стаи журавлей. Приблизительно в это же время идет пролет различных коньков (щевриц), звенящие и отрывисто-цикающие позывы которых особенно слышны бывают по утрам. Они летят небольшими стайками, довольно высоко, а к полудню спускаются кормиться на поля.

Немного позднее появляется горихвостка и в первое же утро дает о себе знать своей звонкой короткой песенкой.

К половине апреля в лесах мы уже слышим многоголосый хор, в котором нелегко разобраться начинающему. По полям слышны звонкие строфы юлы (Lullula arborea L.). Небольшие стайки этих птиц с пением носятся над озимями и паром. По сечам и опушкам заметны и одиночные, очевидно наши местные особи; здесь же слышна характерная песня лесного конька, проделывающего свой токовой полет (см. рис. 43, 134 А). В хвойных рощах оглушает многоголосое пение певчих дроздов и деряб. Пара канюков своим пронзительным криком обращает на себя внимание.

Во второй половине апреля появляются мухоловки-пеструшки, различные пеночки, немного позже - славки и многие другие мелкие и более крупные птицы, из которых следует отметить вертишейку (первый крик), кукушку (первое кукование), перепела (первый "бой") деревенских и городских ласточек. В начале мая в Московской области можно слышать первое урчание козодоя, пение соловья и трещание речной камышевки (по сырым кустарникам); в половине мая прилетают иволга, стриж, чечевица, начинает кричать коростель, а у многих птиц, рано начавших размножение, появляются гнездовые птенцы и даже слётки (вылетевшие из гнезда). В эту пору материал по прилету уже заканчивается, и на первый план выступают разнообразные биологические явления, связанные с периодом размножения.

Весенний прилет птиц везде имеет определенную последовательность в появлении различных видов птиц. Эту последовательность нетрудно установить, проводя наблюдения над прилетом в течение ряда лет. Такие наблюдения были проделаны, например, Сокольнической Биостанцией юных натуралистов (под Москвой). Были установлены семь фаз, или волн прилета, причем каждая из них составляется из нескольких, обычно почти совпадающих дат прилета отдельных видов птиц.

Волны эти следующие:

I волна. Передовые грачи (в среднем 12.III). Дата очень близко совпадает с появлением первых проталин.

II волна. Жаворонки, скворцы, зяблики (27-28.III). Прилет совпадает с первым периодом весны (до ледохода).

III волна. Пустельги, белые трясогузки, чибисы, коньки, коршуны, зарянки, дрозды (5-11.IV). Эта волна совпадает со вторым периодом весны и с ледоходом. В это же время идет пролет водоплавающей и болотной дичи.

IV волна. Горихвостки, мухоловки-пеструшки, пеночки-теньковки, варакушки и др. (15-19.IV).

V волна. Пеночки-трещотки и веснички, кукушки, городские и деревенские ласточки (24-30. IV), вертишейки. С этой волной даты прилета уже более постоянны из года в год и мало зависят от хода весны.

VI волна. Славки-черноголовки, серые мухоловки, соловьи, пеночки-пересмешки, стрижи (4-11. V).

VII волна. Иволги, жуланы, садовые славки, чечевицы, разные камышевки, коростели и перепела (23. V и позднее).

Проведение подобных наблюдений над перелетом - дело очень интересное и может иметь серьезное научное значение. Каков же должен быть план этой работы? Он должен объединять две основные задачи. Во-первых, - возможно более точный учет, или регистрация прилетающих видов птиц, установление точной даты появления первых, передовых особей, начало валового, массового прилета или пролета (для северных птиц), его конец и полное прекращение. Во-вторых, - учет биологической стороны перелета: наблюдение мест появления первых птиц, поведение стай или отдельных особей, связь с погодой, температурой и т. п. Все эти наблюдения следует подробно записывать в дневник, а также на карточки и в таблички по прилагаемым здесь образцам.

Образец карточки для наблюдений
Образец карточки для наблюдений

Если вы имеете возможность ежедневно вести наблюдения над прилетом, ежедневно совершать экскурсии в места, где держатся прилетающие птицы, то можно сделать табличку записей с ежедневной регистрацией птиц (крестиком или условной буквой).

Образец карточки для ежедневных наблюдений
Образец карточки для ежедневных наблюдений

Полнота и точность наблюдений будут зависеть от знания птиц и их голосов, от уменья незаметно подкрадываться и внимательно подмечать особенности птичьей жизни. Основным условием для успешности и точности наблюдений является умение отыскивать те места, где впервые появляются прилетевшие птицы. Как мы уже указывали, это будут места кормежки (например, проталины, солнечные опушки леса ранней весной). Поздно прилетающие птицы появляются уже сразу в своих характерных местах обитания, где и будут гнездиться.

Наиболее ценными данными будут наблюдения над направлением полета, зависимостью от погоды, местами остановок и кормежек и т. д. Вопросы могут быть расположены в таком порядке:

1) Когда появились первые особи данного вида птиц?

2) Не совпадает ли их появление с каким-либо хорошо заметным другим фенологическим явлением?

3) Как происходит прилет - стаями или в одиночку - и в какое время суток?

4) Каково первое наблюдение над прилетевшими птицами?

5) Какой пол преобладает в прилетевших стаях или среди одиночек?

6) Поют ли птицы сразу же по прилете или нет?

7) Где держатся прилетевшие птицы в первые дни по прилете. Каковы их повадки?

8) Скоро ли после прилета отдельные пары появляются на гнездовых участках?

Параллельно с наблюдениями над прилетом следует следить за ходом весны и с метеорологической стороны. Характер весны оказывает большое влияние на весенне-летний сезон. Ранняя, ровная и теплая весна благоприятна для птиц. Наихудшая весна - затяжная, холодная и мокрая. Сухость или влажность весенних месяцев влияет, например, на установление определенного летнего режима водоемов и тем самым на количество остающихся там на гнездовье особей птиц, биологически связанных с водой. Следовательно, необходим учет осадков, облачности, барометрического давления и хода таяния снегов. Летний режим местности тесно связан с ходом вскрытия рек и зависит от степени и продолжительности половодья. Позднее и затянувшееся половодье задерживает освобождение из-под воды речной поймы, удобной для гнездования многих птиц (например, различных камышевок, куликов и др.), и тем самым сдвигает сроки целой цепи последующих биологических явлений.

Наблюдения над весенним поведением птиц специально планировать трудно. По существу эта тема представляет собой подбор биологического материала, относящегося к различным видам птиц. Занося все наблюдения в карточный каталог, вы сможете в конце сезона (и особенно "на фоне" следующего или предыдущего) ясно представить себе все постепенные изменения в поведении различных птиц, происходящие весной. Уже указывалось, что каждая птица весной имеет своеобразное поведение. Приглядывайтесь внимательнее, и вы начнете подмечать это сами. Особенно характерны разнообразнейшие токовые явления, предшествующие размножению.

Говоря о весенних наблюдениях над птицами, необходимо еще раз остановиться на их голосе. Лучшим способом изучения голосов птиц является, конечно, экскурсирование со знающим орнитологом. Но это далеко не всегда осуществимо, и в большинстве случаев приходится разбираться самому. А это довольно долгий путь (говорю по личному опыту). Только через несколько лет экскурсий вы сможете безошибочно разбираться в голосах обыкновенных наших птиц. Основным и почти единственным советом в этом отношении может быть лишь следующий: если вы не можете передать понятно для других изображение песни какой-нибудь птицы, то для себя всякого рода условные записи слышанной песни (буквами, условными знаками и т. п.), помогающие легче вспомнить слышанную песню, несомненно, будут полезны (рис. 27). Поэтому не ленитесь подробно записывать все слышанные голоса, их общий характер (свистовой, трескучий и т. п.), длительность, высоту тонов, сходство с буквенным обозначением и т. д. Постепенно вы, во-первых, вырабатываете свою практическую рабочую запись, и во-вторых, подберете материал, который вам очень поможет разобраться в голосах. Не следует полагаться лишь на слуховую память.

Для предварительной ориентировки в пении птиц могут служить подразделение песен на группы, или типы, приведенное выше, в главе IV.

Слушая весеннее пение различных птиц, обращайте внимание на индивидуальную изменчивость песни у разных особей. Эти различия всегда имеются и в некоторых случаях довольно заметны, стоит только тщательнее прислушиваться к голосу птиц и запоминать напевы отдельных певцов. Хорошую службу оказывает здесь и умение записывать песню какими-нибудь условными знаками или просто буквами. При таких записях учитывается, конечно, одна количественная сторона, т. е. число отдельных звуков в разных частях песни. Но эти количественные различия в песне имеют наиболее важное значение при различении отдельных певцов. Качественная сторона песни, т. е. высота отдельных тонов и их взаимное сочетание, тоже очень существенна, и улавливание разницы на слух (запись нотами почти неприменима) также вполне возможно. Вот из этих-то двух основных моментов (количественного и качественного) и слагается различие в пении отдельных особей. Варьируют число отдельных звуков в песне (что вызывает укорочение ее или удлинение) и сочетание отдельных тонов друг с другом (общая высота песни, богатство или бедность обертонами и т. д.).

Разные птицы имеют очень различную индивидуальную вариацию песни. У одних мы замечаем поразительное однообразие напева. Несколько певцов, прослушанных иногда даже подряд один за другим, кажутся совершенно неразличимыми. Мы не можем из этого заключать, что их песни действительно вполне тождественны, но несомненно, что у них вариация очень слаба или же затрагивает такие особенности, которые наиболее трудно уловимы. Примерами птиц со слабой вариацией песни могут служить жаворонок, пеночки. У других птиц вариация более заметна, причем она выделяется большей частью не по всей песне в целом, а главным образом по одной какой-нибудь ее части или особенности (примете). Иначе говоря, отдельные звуки песни птиц имеют различную вариацию. Так, например, у овсянки варьирует главным образом заключительный слог, у большой синицы - тембры отдельных тонов из двух- или трехсложного напева. Иногда вариация выражается в появлении у певца нового вставочного звука или целого колена песни или, наоборот, в выпадении колена по сравнению с большинством других песен данного вида птиц. У птиц, песня которых состоит не из законченной строфы, имеющей свое начало, середину и конец (как, например, у зяблика, чечевицы, овсянки), а из ряда строф, или "фраз", комбинируемых и повторяемых по нескольку раз (соловей, певчий дрозд), индивидуальные различия заключаются главным образом в качественных различиях отдельных строф, или колен.

По индивидуальной изменчивости песни различных птиц накопился уже очень большой материал, который совершенно невозможно даже в самой общей форме изложить здесь. Факт индивидуальной изменчивости песни прочно установлен и детально разрабатывается знатоками-орнитологами и любителями. При работах такого рода уже давно вставал вопрос о том, различаются ли песни птиц одного и того же вида в различных районах области (ареала) его обитания, существует ли географическая изменчивость песни птиц. Уже давно, 100 лет назад, были отмечены первые факты такого рода. С тех пор материал по географической изменчивости песни накоплялся и в настоящее время его имеется уже немало.

У нас в СССР есть наблюдения (Н. И. Дергунова) над пением зяблика на Кавказе, в Аскании-Нова, в средней полосе Европейской части СССР и в Ленинградской области. В этих наблюдениях детальных различий (по отдельным элементам песни) не проводилось, но были установлены большие колебания в темпе и тембре пения, характере конечных звуков и т. д. Затем, автором были обнаружены и статистически обработаны географические различия в пении зябликов-московских и уральских (по р. Уфе). Оказалось, что у московских птиц песня (обычно) длиннее, чем у уфимских, с более трескучими звуками в начале и сложным "росчерком" в конце песни. Уфимские же самцы поют короче, примитивнее и более сходно друг с другом. Однако различия только статистические (по процентам).

Наблюдения над географической изменчивостью пения и голосов птиц имеют большее значение, чем это может показаться. Ведь существование ее может быть объяснено лишь постоянным возвращением большого процента особей перелетных птиц на "родину", т. е. в те именно районы, где они вывелись и где гнездятся из года в год. Эти наблюдения стоят в тесной связи с вопросами сезонных перелетов птиц и имеют научную ценность, дополняя данные кольцевания.

* * *

Наша третья весенняя или весенне-летняя тема - изучение распределения птиц по характерным местам обитания (гнездовым стациям) - оказывается, пожалуй, самой существенной и важной в практической работе. Изучение сообществ, в которых гнездятся птицы, изучение "законов соседства" различных птиц и, следовательно, тех сложных взаимоотношений, которые связывают всех членов данного сообщества, ведет непосредственно к выяснению тех условий, которым должен удовлетворять тот или иной уголок природы, та или иная стация, чтобы в ней могли поселиться определенные птицы. Знание этих условий позволит успешно проводить уже чисто практическую работу привлечения полезных птиц. Ведь только при тонком знакомстве с жизнью птицы можно заставить ее поселиться там, где это желательно человеку.

Каковы же закономерности весеннего обитания птиц? Лишь относительно немногих птиц известно всем, где они обитают. Каждый знает, что жаворонок живет в поле, соловей - в кустарниках у рек, а "кулик - на болоте". Места же обитания прочих птиц большинству совершенно не известны, и нередко какую-нибудь птицу ищут совсем в не свойственных ей местах. В действительности, каждый вид птиц оказывается в известной степени специализированным в выборе места гнездования. Одни птицы селятся в глухих старых лесах; другие - в мелколесье (причем имеют значение и порода деревьев, и степень густоты и т. п.); третьи - по опушкам, сечам; четвертые - по полям. Одни выбирают сырые места у рек, другие их избегают и т. д. В этом отношении существует громадное разнообразие, и каждый уголок природы, будь то лес, поле, луг, берег реки или болото, имеет свою фауну птиц, которые из всех других мест предпочитают жить именно здесь. Такие списки птиц различных растительных сообществ оказываются очень постоянными и отражают действительно существующие закономерности.

Привязанность птиц к определенным местам обитания называется экологической специализацией. Она нас сейчас и интересует.

Биологические "законы соседства" можно разделить на две группы: во-первых, законы соседства различных видов птиц в сообществе и, во-вторых, законы соседства особей одного вида. В последнем отношении у птиц существуют большое разнообразие и видовые особенности. Одни птицы гнездятся близко друг от друга, иногда даже рядом (колонией); другие распределяются на некотором расстоянии пара от пары, но не ссорятся друг с другом и при более тесном соседстве; у третьих, наконец, пара от пары гнездится очень далеко или же владеет определенным районом, из которого изгоняются все соседи того же вида.

Для ознакомления с законами соседства нам незачем забираться в лесную глушь или болотистые непроходимые топи. В любой роще, по опушкам и речным долинам мы можем легко наблюдать особенности распределения птиц по гнездовым местам. В виде примера разберем содержание одной майской экскурсии, проведенной с этой целью в Московской области.

Такая экскурсия должна начинаться с восходом солнца. На рассвете можно провести интересные наблюдения над порядком пробуждения птиц. В ранние утренние часы птицы проявляют максимум деятельности и наиболее заметны.

Вот мы и у цели. Небольшая роща тянется влево от дороги, переходя вдали в довольно большой лес.

Начнем отсюда и попытаемся зарегистрировать певчих обитателей этого сообщества, чтобы потом сравнить их со списками птиц других мест. Предварительно надо составить краткую характеристику растительности. Перед нами смешанный лес, состоящий из довольно редко расположенных елей, берез и изредка осин (рис. 41). Внизу небольшой, но довольно густой "подсед" из елочек, березок, изредка ольхи, кое-где бересклета и т. п. Травяной покров негустой, с примесью мха и брусники. Такова краткая характеристика местности, которую мы занесем в нашу записную книжку. Конечно, специалист не удовлетворится такими данными, но для начала нам их достаточно.

Рис. 41. Опушка смешанного леса
Рис. 41. Опушка смешанного леса

Теперь займемся птичьим населением. Разнообразные голоса уже раздаются справа и слева. Еще на опушке мы замечаем очень маленькую оливково-бурую птичку без всяких резких и ярких черт в оперении, перепархивающую по ветвям с тихим криком "фюить-фюить..." и изредка подлетающую к концам ветвей, чтобы склюнуть с листа насекомое. Через мгновение она запела, ясно и отчетливо выводя чистый свистовой перебор, мягко оканчивающийся плавными звуками (рис. 27 в). Это - пеночка-весничка (Phylloscopus trockilus L.), одна из самых характерных для данного сообщества птиц, так как вы никогда не встретите ее в глухом лесу или в открытом поле. Это - обитатель светлых опушек и негустых садов. Здесь она и гнездится, на земле, пряча у основания тонкого ствола или около кочки свое закрытое сверху гнездышко. Вторая характерная птичка опушек - овсянка (Emberiza citritiella L.) тоже здесь. Ее еще не видно, но невдалеке слышится ее песенка, просто построенная, звенящая, со слогами, похожими на "зинь-зинь-зинь-зинь-зиии...". А вот и сам певец. Золотистогрудый коричневатый самчик сидит на макушке елки (рис. 183) и, поднимая хохолком перья на голове и раздувая горло, повторяет с небольшими паузами свою песню.

На вершине березы бойко высвистывает торопливую песню с характерным "росчерком" на конце коричневатая птичка с белыми полосками на крыльях. Это - зяблик (Fringilla coelebs L.), многочисленный обитатель не только опушек лесов и светлых рощ, но и почти каждого сада или парка (рис. 10,16).

Однако довольно идти вдоль опушки. Пора забраться в глубь рощи и посмотреть, не встретим ли мы и там веснички или овсянки. Но отметим здесь одно наблюдение, На протяжении 200 м вдоль опушки мы заметили 5-6 поющих самцов весничек, несколько овсянок, но лишь одного зяблика. Это не случайно. У этих птиц законы соседства со своими собратьями разные, и у зяблика они довольно суровы. Каждая пара в гнездовый период владеет определенным районом, в который не допускаются "чужие" зяблики. Каждый "чужак" встречается дракой и энергично выпроваживается за пределы владений. Такие драки зябликов ранней весной, когда занимаются гнездовые участки, очень обыкновении (рис. 10), а пары весничек и овсянок живут довольно близко друг к другу, и определенных гнездовых участков у них нет.

Углубившись в рощу, мы перестали слышать весничек и овсянок и убедились, что здесь они не живут. Зато другие голоса слышны кругом. Наиболее заметны громкие, неторопливые и чистые свисты славки-черноголовки (Sylvia atricapilla L.). Это - обитательница лесного подседа (нижнего яруса леса - кустов). В большом лесу без подседа мы ее не найдем. В Европейской части СССР живут еще 4 вида славок, гнездящихся в других местах. Так, например, излюбленное местопребывание серой славки (Sylvia communis Lath.) низкий кустарник на совершенно открытых берегах рек или по оградам полей. На кустарниковых опушках лесов мы можем встретить третью обыкновенную славку - садовую (Sylvia borin Bodd.); две остальные (мельничеки ястребиная) встречаются реже.

Вследствие такой специализации и соседи у каждого из видов различные. Садовая славка соседствует с чечевицами (Erythrina erythrina Pall.), некоторыми камышевками (Acrocepkalus), соловьями (Lusdnia luscinia L.) и некоторыми другими. А каковы соседи у Черноголовки? Они иные. На вершине тонкой березы с перерывами раздается какая-то чрезвычайно оригинальная трескотня, состоящая из повторяющихся слогов "сип-сип-сип-сип-сип...". Птичка начинает как бы с натугой, и первые звуки следуют друг за другом не быстро. Но после 4-5 слогов темп становится все чаще, и сравнительно короткая песенка заканчивается настолько частым повторением начальных звуков, что конец превращается в трельку "сиррр..." (рис. 27б). Это поет пеночка-трещотка (Phylloscopus sibilator Bechst.). Если мы ее увидим, то, пожалуй, не сразу отличим от виденной на опушке пеночки-веснички. Но, приглядевшись, видно, что она окрашена ярче, зеленее и над глазом заметна светлая бровь (рис. 138). Птичка перепархивает в ветвях с ухватками, очень сходными с подмеченными у веснички. Здесь можно наблюдать и ее токовой полет (см. рис. 191).

Прислушавшись, мы не очень далеко слышим песню другой трещотки, а вдали - третьей. Как видите, они довольно многочисленны в таком лесу, и очевидно, не очень сердитые соседи. Веснички остались позади, на опушке. Здесь их заменили трещотки. Только на самой опушке встретятся вместе эти два вида.

Есть и третья пеночка (не считая еще более редких), и, чтобы дополнить наш материал, мы и ее привлечем. Прислушайтесь. Надо учиться выделять из общего лесного гомона нужные нам звуки и песни. Слышите - вдалеке, в стороне более густого хвойного леса, с определенным ритмом повторяет птичка отрывистые слоги, которые в зависимости от их высоты как бы меняют гласный звук: "тень-тинь-тянь-тюнь-тень-тянь...". До 30-40 раз без передышки выстукивает певец эту своеобразную песню (рис. 27а). Это поет третья наша обыкновенная пеночка-теньковка, или кузнечик (Phylloscopus collybitus Vieil.). Она предпочитает более глухой лес, даже без подседа, и нередко живет в еловых борах.

Трудно подобрать три такие различные песни, как у этих трех птичек, по внешнему виду чрезвычайно похожих друг на друга и принадлежащих к одному систематическому роду. Это явление сильного различия в песне у близких видов чрезвычайно интересно (ср. рис. 27 а, б, в).

Но вернемся к соседям Черноголовки: еще 5-6 голосов слышим мы кругом. Свист иволги (Oriolus oriolus L.) вам, вероятно, уже знаком. Она держится в вершинах деревьев (рис. 125). А среди лесного подседа с "тиканьем" шмыгает ржавогрудая зарянка (Erithacus rubecula L.) - певец утренних и вечерних зорь. По вечерам, когда замолкнут даже певчие дрозды, она еще долго повторяет свою "серебристую" короткую песенку, сидя на макушке елки. Зарянке, так же, как и Черноголовке, необходим лесной подсед. Без него она живет лишь в лесах с большой примесью хвойных молодых деревьев с обветвленным низом.

В вершинах тонких берез мы слышим еще оригинальное, богатое звуками пение. Разнообразные, как бы гнусавые выкрики быстро следуют друг за другом, причем мы замечаем, что некоторые слоги птица повторяет несколько раз подряд. Это поет пересмешка, или лесная малиновка (Hippolais icterina Vieill.), - птичка, близкая к пеночкам и камышевкам. По внешности она напоминает тех и других - оливково-зеленоватая с желтоватым низом. Это - обитательница вершин деревьев, и подсед не очень ее интересует. Она также встречается в лесу и без подседа.

В заключение нашего, конечно, далеко не полного списка обитателей этого сообщества запишем еще малую мухоловку (Muscicapa parva Bechst.). Слышите ее звучную свистовую песню, несколько похожую по построению на пение веснички, но более низкую тонами и яснее разделенную на колена?

Характер сообщества начал несколько меняться в сторону более глухого леса. Подсед поредел, местами пропал совершенно; нижние ветви многих деревьев исчезли, а густые вершины высоких елей сильно затеняют землю (рис. 42). Здесь поют зяблик, пересмешка, а Черноголовки уже не слышно. Зато пеночки-теньковки выстукивают свои удары с вершин елей, точно роняют одну за другой падающие капельки.

Рис. 42. Темный хвойный лес
Рис. 42. Темный хвойный лес

Через несколько минут мы внезапно выходим на большую сечу со старыми пнями, начинающую уже кое-где зарастать молодой порослью. Остановимся на минуту тут, запишем общую характеристику места и послушаем. Вы замечаете сразу же несколько новых голосов. Перед вами новое сообщество, состоящее из видов, селящихся по сечам, порубям.

Лесной конек (Anthus trivialis L.) сидит на макушке небольшой елки (рис. 134 А). Вот он внезапно взлетает, начинает петь (частая трелька), поднимается с песней косо вверх и на высоте 5-10 м задерживается в воздухе на одно мгновение. Затем, изменив частую трельку в протяжные свисты "сиа-...сиа...сиа...", он, распластав крылышки, плавно опускается на другую вершину елки (рис. 43). Такие токовые полеты повторяются довольно часто один за другим, и в течение 10 минут их можно наблюдать несколько раз.

Рис. 43. Схема токового полета лесного конька
Рис. 43. Схема токового полета лесного конька

Другой характерной птицей порубей и больших сечей является юла, или лесной жаворонок (Lullula arborea L.). Птица нередко поет в воздухе, на лету, и громкие разнообразные трели, напоминающие пение полевого жаворонка - "ли-ли-ли-ли, юли-юли-юли...", раздаются над сечей. Иногда юла усаживается на макушку елки, как лесной конек (рис. 134 Б).

Перейдя сечу, на противоположной опушке мы слышим еще несколько новых птиц. Это - обитатели дупел. Мухоловка-пеструшка (Muscicapa hypolpuca Pall.), сверкая своими белыми полосками на крыльях и белой грудкой, нервно взмахивает крыльями и перепархивает на старой дуплистой березе; отрывистое "пик-пик" (крик беспокойства) раздается все чаще при нашем приближении.

Недалеко поет горихвостка (Phoenicurus phoenicurus L.) - обитательница другого дупла. Ее песня очень коротка, состоит из протяжного начального слога (или нескольких), частой трельки в середине и заканчивается отрывистым выкриком, в котором иногда можно узнать голос какого-нибудь ее соседа (например, мухоловки-пеструшки).

Миновав опушку, углубляемся в лес. Здесь он уже другого характера, чем перед сечей. Это - хвойный лес, с большими елями, редкими соснами и лишь с небольшим чахлым подседом в более светлых местах. Сразу же мы замечаем пеночку-теньковку и слышим "капающие" звуки ее песни. Тонкий свист в ветвях свидетельствует о присутствии корольков (Regulus regulus L.) - коренных обитателей хвойного леса (рис. 128). Заметить их в ветвях не так-то легко.

Пробираясь в лесу, мы замечаем, что здесь птиц меньше, чем в роще и по более открытым местам. Это действительно так. Большие хвойные леса всегда беднее населены птицами. Здесь мы можем встретить еще чижей (Spinus spinus L.), еловых клестов (Loxia curvirostra L.), изредка дроздов-деряб (Turdus viscivoras L.), которые больше предпочитают сосновые леса, чем еловые. Заметны еще сойки (Garrulas glandarfus L.; рис. 182), резким криком "ра-ра-ра" встречающие и провожающие человека.

Таковы простейшие примеры соседства и распределения наиболее заметных воробьиных птиц по гнездовым местам. Дальнейшая работа в этом направлении - задача самостоятельных экскурсий и внимательных наблюдений. Здесь много еще не изучено.

Практические указания к работе по изучению распределения птиц могут быть следующие.

Прежде всего необходимо произвести классификацию тех растительных сообществ, которые имеются в районе, намеченном для экскурсий. Такую классификацию сначала не следует усложнять. Она детализируется постепенно, по мере углубления работы.

Для начала достаточно всю площадь экскурсий разделить на следующие стации (конечно, не везде встречающиеся):

1. Глухой старый лес, смешанный или хвойный (рис. 42).

2. Лиственная светлая роща (рис. 44, 50).

Рис. 44. Лиственная светлая роща
Рис. 44. Лиственная светлая роща

3. Невысокая древесная растительность и кустарники, редкий сосняк, ельник (рис. 45), лесные опушки (рис. 41, 53).

Рис. 45. Ельник близ опушки.
Рис. 45. Ельник близ опушки.

4. Мелкие кустарниковые поросли открытых мест, например, у рек (рис. 46, 54, 55).

Рис. 46. Тихая заводь
Рис. 46. Тихая заводь

5. Поля и пастбища; пахотные поля и их окраины (рис. 47).

Рис. 47. Поросль по балке
Рис. 47. Поросль по балке

6. Заливные и другие сенокосные луга с отдельными кустарниками (рис. 48, 65);

Рис. 48. Луг
Рис. 48. Луг

7. Берега рек (рис. 49).

Рис. 49. Луговой берег реки
Рис. 49. Луговой берег реки

8. Болота: торфяные, открытые и т. д. (рис. 66).

Рис. 66. Болотце на заливном лугу
Рис. 66. Болотце на заливном лугу

Здесь указаны лишь наиболее распространенные стации для средней полосы СССР. Кроме них, в каждом местном случае могут быть и иные сообщества, которые можно выделить особо. Так, например, в лесостепной полосе очень характерны поросшие лесом приречные балки-овраги (рис. 47), в юго-западных районах - дубовые рощи (рис. 50). Совершенно своеобразной стацией является степь.

Рис. 50. Дубовая роща
Рис. 50. Дубовая роща

После разделения на стации (которые лучше всего зафиксировать на рабочем плане различными разноцветными участками) можно начать экскурсии в каждую из стаций и через несколько стаций подряд. Во время экскурсии составляется список всех встреченных видов птиц. Повторные экскурсии его пополняют, и вскоре же у вас получается довольно полное представление (и записи) о составе каждого из выделенных сообществ. Во время этих экскурсий, при некотором опыте, можно проводить и количественный учет отдельных особей на протяжении определенного линейного маршрута.

Рис. 51. Лесная чаща с пышным подседом
Рис. 51. Лесная чаща с пышным подседом

После ознакомления с распределением птиц по различным стациям можно перейти к изучению обитателей какого-нибудь одного сообщества или выбрать определенный "опытный участок" для работы. Но это уже летняя работа и ее мы обсудим далее.

В заключение разбора весенних наблюдений остановимся еще на вечерних и ночных экскурсиях. Во время вечерних экскурсий хорошо можно проследить засыпание дневных птиц, появление вечерних и затем ночных. Район наблюдения следует выбрать такой, чтобы недалеко от него были наиболее населенные сообщества, откуда слышны голоса.

К закату солнца уже перестают петь многие птицы и сумерки характеризуются главным образом пением певчих и черных дроздов и зарянок. Последние, сидя на самых макушках елей, очень заметны (по силуэту), а пение их легко выслушивать. Когда стемнеет уже настолько, что очертания опушки сольются в общий черный тон, дрозды с трескотней усаживаются на ночлег, замолкают, и остаются одни зарянки. Зато издали, с реки, становится слышно пение соловья, варакушки или камышевок, которые в мае поют всю ночь. На опушке начинают трещать и хлопать крыльями козодои. Если подождать еще немного, то иногда можно бывает наблюдать и бесшумный полет совы (вероятней всего серой неясыти или же болотной). Вдали, в глубине леса, начинает кричать мохноногий сычик (Aegolius funereus L.; рис. 91 Б). Его звучный голос, напоминающий отдаленный лай собачонки, состоит из размеренного повторения раз 5-6 отрывистых слогов "пу-пу-пу-пу-пу..." и по ночам слышится (особенно в глухих хвойных лесах) в течение всего апреля и большую часть мая.

Ночные майские экскурсии (заканчивающиеся с восходом солнца) дают прекрасный материал для изучения пробуждения птиц. В порядке пробуждения различных видов существует определенная закономерности не раз отмечавшаяся наблюдателями. Если не считать некоторых насекомоядных птиц, поющих в мае всю ночь (например, соловей), то горихвостка оказывается наиболее рано просыпающейся птицей. Еще в полном мраке или когда едва-едва начинает брезжить рассвет, слышится ее напев. Это легко проверить даже в городе. Во многих садах гнездится горихвостка, и даже из дома на рассвете бывает слышна ее короткая песенка.

После горихвостки просыпаются зарянки, славки, мухоловки, дрозды, пеночки и уже затем зерноядные - зяблики, овсянки!

Рис. 52. Сосновый лес
Рис. 52. Сосновый лес

Наблюдения над последовательностью утреннего запевания птиц, изучение их голосов и ночных птиц - главный материал ночных экскурсий.

С июня предрассветные экскурсии теряют свою ценность так как пение большинства птиц начинает слабеть, выведшиеся птенцы поглощают всю энергию родителей, и утреннее пение становится все короче. Вскоре многие птицы замолкают уже совсем (например, соловей).

предыдущая главасодержаниеследующая глава







© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2011
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://bird.geoman.ru "Птицы"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru