Пользовательского поиска








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение

В ходе своей продолжительной эволюции птицы приспособились к жизни в самых раз­личных условиях, и потому ныне их внешний вид, строение клюва, ноги и другие части тела отличаются огромным разнообразием. Несмотря на это птиц объединяет ряд общих признаков, которые резко отличают их от других групп позвоночных животных. Птицы демонстрируют ряд черт строения, говоря­щих об их близости к пресмыкающимся. В настоящее время уже нет сомнения в том, что современные птицы и пресмыкающиеся произошли от общих предков, от которых и унаследовали немало общего. И те и другие яйцекладущи, у них почти нет кожных желез, их череп соединен с позвоночником посред­ством одного мыщелка; в строении выдели­тельных и половых органов также наблюдает­ся значительное сходство. (Есть копчиковая железа - единственная у птиц!) Убедитель­ные доказательства общности эволюционного происхождения птиц и пресмыкающихся дает и палеонтологический материал. Первые су­щества, напоминающие современных птиц, появились на нашей планете в мезозое, т.е. приблизительно 150 млн. лет тому назад. Эти первоптицы были найдены в юрских отложе­ниях сланцев близ Золнгофена и Эйхштадта в Баварии и ныне известны лишь в трех экзем­плярах, относящихся к роду Archaeopteryx [1]. Это странное животное сочетало в себе при­знаки птиц и ящеров. Хвост археоптериксов состоял из 20 позвонков и был длиннее тела. На каждом позвонке располагалась пара перьев, два ряда которых образовывали хвост. Череп напоминал птичий, но челюсти были вооружены зубами. Передние конечности име­ли маховые перья и походили на крылья, однако сохранили три свободных пальца с ког­тями. По всей вероятности, эти величиной с голубя первоптицы были приспособлены только к скользящему полету, как, например, из современных млекопитающих летяги, но поскольку на передних конечностях у них имелись сильные пальцы с когтями, то они могли взбираться на деревья, цепляясь за ветви. Из ископаемых форм интересен также нелетавший Hesperornis[2] из меловых отложе­ний Северной Америки, живший 60-120 млн. лет назад. Рост его доходил до 1,8 м, а внешне он напоминал современную гагару.

Если археоптерикс был наземной птицей, то скелет первоптицы гесперорниса говорит о том, что она была хорошо приспособлена к жизни в воде, а на суше передвигалась, по-видимому, очень неловко и с трудом. Мож­но предположить, что она лишь ползала на брюхе, отталкиваясь отодвинутыми далеко назад ногами. Ее основной пищей была, по-видимому, рыба, которую она ловила ныряя и схватывая затем зубатой пастью. Из тех же мест, что и гесперорнис описана еще одна при­митивная птица - Ichthyornis [2a], внешне по­хожая на чайку. Это был хороший летун, по последним представлениям уже с беззубым клювом, очень походивший на современных птиц. Хвост, как и у гесперорниса, был уже значительно редуцирован.

Позднее - в начале третичного периода - на Земле уже стали встречаться представители современных отрядов. Хотя нельзя с уве­ренностью сказать, что упомянутые вымершие роды были прямыми предками ныне живу­щих птиц, тем не менее совершенно ясно, что предков птиц следует искать среди рептилий. Главной причиной мощного развития класса птиц было, скорее всего, овладение воздуш­ной средой, где у них не было конкурентов, не считая насекомых, малочисленной группы летающих млекопитающих и некоторых не­совершенно организованных летающих яще­ров. Существуют две гипотезы о том, каким образом птицы завоевывали воздух. Одна из них предполагает, что первым шагом в этом направлении явился скользящий полет, при котором лазавшее по деревьям животное спус­калось с высоты на землю, планируя с помо­щью расставленных оперенных передних ко­нечностей и хвоста. Нельзя, однако, исклю­чить и второе предположение, согласно кото­рому активный полет развился из попыток бегавших по земле двуногих предков увели­чить скорость при опасности, помогая прими­тивными крыльями. После первоначально коротких прыжков происходил все более и более продолжительный отрыв от земли.

В освоенной новой среде птицы быстро раз­вились во множество форм, приспособленных к различным условиям существования. Некоторые из них затем вторично потеряли спо­собность к полету и перешли к исключительно наземному или водному образу жизни. Почти все птицы летают. Нелетающие же современ­ные виды бесспорно имели летающих пред­ков, о чем свидетельствует общий план строе­ния их крыла. Именно из способности летать вытекают основные особенности, которые отличают птиц от остальных позвоночных. Активное движение в воздухе - явление не­простое, обусловленное сложными техничес­кими предпосылками. Ведь даже мыслящему человеку не удалось с помощью своей собст­венной мускульной силы оторваться от земли. Для того, чтобы подняться в воздух, телу тяжелее воздуха необходим мощный несущий и двигательный орган, при условии макси­мального облегчения тела. Главным локомо­торным органом птиц в воздухе являются прочные крылья, покрытые легкими, весьма рационально устроенными перьями и приводя­щиеся в движение мощными летательными мускулами, прикрепленными к чрезвычайно развитому гребню (килю) грудины. Умень­шение веса тела достигается, в частности, тем, что большинство длинных костей птиц имеет трубчатое строение, т.е. полое; массивные челюсти у них заменяет легкий клюв, покры­тый роговым чехлом; отсутствует мочевой пузырь, а задние конечности отличаются об­легченной конструкцией.

Птицы, как и млекопитающие, теплокровные животные, что делает их независимыми от температуры среды и способствует широко­му расселению, даже в весьма негостеприим­ных холодных краях. Средняя температура тела у птиц - около 41 °Ц, т.е. выше, чем у млекопитающих. Сердце четырехкамерное; артериальная кровь полностью отделена от венозной. По сравнению с другими позво­ночными сердце птиц относительно велико и работает гораздо энергичней. У мелких птиц пульс доходит до 500 ударов в минуту. Круп­ное сердце и учащенный его ритм способ­ствуют быстрому обмену веществ, что создает предпосылки для обеспечения необходимой для полета энергии.

Оперение птиц не только двигательный аппа­рат, но и теплоизоляционный материал, пред­охраняющий тело от охлаждения и перегрева. По своему происхождению перо, точно так же, как и чешуя пресмыкающихся или шерсть млекопитающих, является производным ро­гового слоя кожи. Оно имеет сложное строе­ние. Центральной частью пера является стер­жень, нижняя часть которого называется очи-ном, а верхняя, вокруг которой, обыкно­венно симметрично, а иногда несимметрично расположено опахало, называется стволом. Опахало, которое у маховых и рулевых пе­рьев является, по существу, несущей поверх­ностью пера, образовано отходящими от ствола тонкими бородками, на которых, в свою очередь, сидят более мелкие лучи, имеющие многочисленные крючочки, зацепляющиеся за лучи соседнего ряда. Так образуется плотная эластичная пластинка, которая, если ее разделить, опять сомкнётся, как только сцепятся бородки. Маховые и ру­левые перья, представляющие собой раз­ные группы контурных (несущих опахало) перьев, служат для полета. Мелкие контурные перья придают птичьему телу обтекаемую аэродинамически выгодную форму. Лишь У пингвинов и нелетающих бегающих птиц (бескилевых) контурные перья растут равно­мерно на всей поверхности тела, у всех осталь­ных они располагаются неравномерно по участ­кам, называемым птерилиями; не несущие перьев участки кожи именуются аптериями. Нуховидные перья отличаются от контурных перьев тем, что их стержень короткий и тонкий, опахала их мягкие, бородки не сцеплены между собой. Густой слой этих перьев служит для сохранения тепла, он же одевает в первый пуховой наряд птенцов. Особым типом явля­ются порошковые перья. Это пуховидные перья, непрекращающие роста, кончики по­бочных стволов которых непрерывно кро­шатся, превращаясь в порошок, покрываю­щий контурные перья и предохраняющий их от намокания. Перья такого типа развиты осо­бенно у попугаев и цапель и образуют у них две подушечки на боках тела. Осязательную функцию несут волосовидные, лишенные опахал перышки, растущие у многих птиц в углах клюва.

1. Archaeopteryx
1. Archaeopteryx

Закончившее рост перо - мертвое образова­ние, естественное увеличение длины которого и изменение окраски невозможны. Окраска оперения обусловлена как пигментацией, так и внутренней структурой перьев, когда цвета возникают на основе физико-оптических явлений. Если изменение окраски оперения не связано с линькой, то оно может быть вызва­но стиранием иначе окрашенных кончиков перьев.

2. Hesperornis
2. Hesperornis

Со временем оперение снашивается и нуждает­ся в регулярном обновлении. Смена оперения называется линькой. Линька вызывается пе­риодическим оживлением деятельности перь­евого сосочка. Многие,птицы линяют дваж­ды в году. Летом или осенью, после гнездо­вания, постепенно или очень бурно сменяется все оперение. Этот процесс называется полной линькой, в отличие от затрагивающей только мелкое контурное перо частичной (неполной) линьки, которую проходят осенью молодые или старые перед гнездованием. Многие виды птиц имеют в течение года два различных на­ряда - яркий - так называемый «брачный» (после частичной весенней линьки), и невзрач­ный «зимний наряд» (после полной линьки). Уходу за пером птицы уделяют много време­ни; водоплавающие смазывают его особым секретом кожной копчиковой железы, находя­щейся над хвостом. При описании птиц важ­но знать названия отдельных частей их тела и мест оперения. Прилагаемый рисунок знакомит с основной терминологией. Вместо тяжелых зубов, как уже говорилось, птицы получили легкий, покрытый роговым чехлом (рамфотекой) клюв с острыми краями и кончиком. Этим образованием они не могут, однако, размельчать пищу так же, как млеко­питающие зубами; они в состоянии лишь предварительно обработать пищу (раскусить, сорвать, раздробить, перекусить, выковы­рять, процедить) или же просто схватить и удержать добычу. В зависимости от того, что и как добывает птица, клюв ее приобретает различную форму. Как правило, клювом же пользуются птицы и для ухода за оперением. Основание клюва иногда бывает покрыто нежной кожицей, именуемой восковицей. Пищеварительная система приспособлена к пе­реработке большого количества пищи. При полете птицы расходуют много энергии, источ­ником восстановления которой является по­требление множества кормов. Они очень про­жорливы, причем мелкие птицы потребляют относительно большее количество пищи, чем крупные виды. Так, например, колибри, ко­рольки или крапивники в день могут съесть в два раза больше собственного веса. У боль­шинства птиц нет обоняния, некоторые не различают вкуса, и потому не руководствуют­ся при приеме пищи этими чувствами. Лишь немногие из птиц способны придерживать при еде добычу пальцами ног, и только одни попугаи подносят ее, зажав в пальцах, ко рту. Прежде, чем пища, пройдя через широкую ротовую полость, попадает из пищевода в же­лудок, она у многих птиц задерживается на какое-то время в зобу, представляющем со­бой расширение пищевода, где уже начинает­ся ее предварительная обработка. Наиболее развит зоб у голубей, куриных, хищных птиц. У других его вовсе нет или же он незначителен Ссовы). Следующим отделом пищеваритель­ной системы является железистый желудок, котором под влиянием соляной кислоты пищеварительных ферментов происходит первичная химическая обработка пищи. За ним следует мускульный желудок, который механически размельчает пищу, - его роговитые стенки выполняют функцию мельничных жерновов. Размельчению способствуют различные камешки, которые птицы во множестве заглатывают. Эффективность и сила мускульного желудка поразительны. Гаги размалывают в нем толстые раковинки моллюсков, страусы - даже случайно проглоченные фарфоровые чашки. Таким образом мускульный желудок у птиц выполняет ту же функцию, что и зубы у млекопитающих. Он особенно развит у видов, предпочитающих растительную пищу, в то время как у поедающих мясо пищеварение протекает преимущественно в железистом желудке. Непереваренные части пищи, такие, как чешуя, кости или хитиновые остатки насекомых, птицы извергают обычно в виде погадок через пищевод и ротовое отверстие. Усвоение питательных веществ из переваренной пищи происходит в тонкой кишке. Между тонкой и прямой кишками у многих групп птиц имеется пара слепых кишок, в которых продолжается пе­реработка пищи при участии кишечных бак­терий. Конец прямой кишки расширяется, пе­реходя в клоаку, куда открываются также протоки мочевой и половой систем. Таким образом, помет, моча и половые продукты вы­водятся из птичьего тела через общее отвер­стие. Моча выделяется вместе с пометом в виде густой беловатой массы. Пищевари­тельный процесс проходит у птиц очень быстро, особенно заметно это на примере плодо­ядных видов.

2а. Ichthyornis
2а. Ichthyornis

Характерной чертой половых органов птиц также является их компактность. Сразу же после размножения половые органы уменьшаются до ничтожных размеров, и только с наступлением очередного сезона размноже­ния они вновь увеличиваются: объем семен­ников у воробья возрастает, например, в 400 раз. У самок правый яичник атрофирован, левый имеет гроздевидную форму и в период размножения содержит яйца различных вели­чин, так как они находятся на разных стадиях формирования. Зародыш не развивается в теле матери. Созревшее яйцо отрывается от яичника и падает в воронкообразно расширен­ный канал яйцевода. Оплодотворение яйца происходит в верхней части яйцевода, еще до того, как образуется прочная оболочка яйца, на что у курицы уходит всего один день. Главной частью птичьего яйца является жел­ток с зародышевым диском, представляющий собой, по сути дела, одну единственную яйце­клетку, самую крупную, какая только извест­на у позвоночных: у крупных птиц она достигает в диаметре нескольких сантиметров. Кроме желтка состоящего из образовательного и питательного слоев, а также желточной оболочке, в яйце различают еще белок, подскорлуповую оболочку и скорлупу. Основным «строительным материалом» последней является карбонат кальция. В тупой части яйца подскорлупная пленка не прилегает к скорлупе, обра­зуя большую воздушную камеру.

Названия частей тела и оперения птицы
Названия частей тела и оперения птицы

Точно определить пол большинства птиц мож­но только после их вскрытия. Только у тех видов, у которых под влиянием половых гормонов развился половой диморфизм, мо­жно с определенностью распознать самца и самку по различной окраске оперения или по другим вторичным половым признакам: все­возможным выростам, гребешкам, голым участкам кожи на голове, шпорам на ногах и т.д. Как правило, самцы бывают окрашены ярче самок, иногда - наоборот.

Дыхательный аппарат птиц также имеет ряд своеобразных черт строения. Сразу же за язы­ком открывается узкая щель, ведущая в гор­тань и трахею, жестко укрепленная попереч­ными хрящевыми кольцами. Напрасно было бы искать голосовой аппарат птиц в гортани, как у млекопитающих. Голосовой орган птиц, так называемая нижняя гортань, или сиринкс, находится там, где трахея разветвляет­ся на два бронха. Строение нижней гортани особенно сложно у певчих птиц. Легкие отно­сительно невелики; это мало растяжимые плотногубчатые тела, пронизанные бронхами и бронхиолами, заканчивающимися тонко­стенными воздушными мешками, общий объем которых превосходит объем легких. Много­численные воздушные мешки располагаются между мышцами и отдельными органами, под кожей и даже в полости костей. О назначении воздушных мешков пока еще известно лишь немногое, однако можно смело утверждать, что при дыхании в полете они играют роль дополнительных резервуаров воздуха.

Органы чувств у птиц развиты не одинаково, что сответствует специфике их образа жизни. Для быстро летающих птиц важнейшим является зрение, достигающее у хищных и сов большого совершенства. Обоняние у них, на­против, притуплено, зато слух отличный, по­зволяющий улавливать самый слабый шорох и точно определять место, откуда он исходит. Умственные способности птиц весьма значи­тельны; тем не менее в своем поведении они руководятся не разумом, а инстинктом. Пти­ца остро реагирует на все, что вокруг нее про­исходит, быстро обнаруживает опасность, фиксирует все изменения окружающей среды, замечает абсолютно все, но при этом не осмыс­ливает происходящего. Она действует так, как подсказывает ей врожденный или приобре­тенный на основе личного опыта инстинкт. Если поместить птицу в совершенно чуждую ей среду, она не способна осознать перемен в ситуации и ведет себя беспомощно. Часто приходится слышать рассказы о разумной ро­дительской любви у птиц, проявляющейся в их заботе о кладке или о выводке, однако такие рассказы далеки от правды. Птица не способ­на даже отличить свое яйцо от чужого или от любого другого инородного тела, внешне на­поминающего яйцо. Если птенца подменить простейшим автоматом, который при прилете старой птицы будет открывать искусственный клюв и ярко окрашенную глотку, то родители не раздумывая будут кормить бумажный клювик, ни на секунду не сомневаясь в том, что это и есть их птенец. Простое движение клюва и окраска глотки стимулируют у них инстинкт кормления, а о родительской любви едва ли можно здесь говорить. Биология птиц очень интересна, чрезвычайно сложны их психологические проявления, ве­дущие хотя и к автоматическому, но тем не менее весьма оригинальному поведению. Не­малое значение при этом имеют и птичьи го­лоса. В течение всего года птицы переклика­ются, издавая несложные звуки, которые являются сигналами коммуникационного и территориального значения, а также выраже­нием их настроения. Птице не приходится учиться этой звуковой сигнализации, она явля­ется врожденной и воспроизводится рефлекторно. В ней нет ничего общего с чело­веческой речью, и сравнить ее можно только с бессознательными криками человека от не­ожиданности или испуга.

3а. Перо. Общий вид
3а. Перо. Общий вид

3б. Структура пера
3б. Структура пера

3в. Перо
3в. Перо

В период размножения самцы многих видов издают брачные звуки. Сюда относится всем известное пение певчих птиц, которым самец, с одной стороны, привлекает к себе самку, с другой - сообщает, что участок занят. Главное же значение брачной песни состоит в том, чтобы предупредить возможных конкурентов, что гнездовая территория занята. У неоторых видов вокал подменяется инструмен-альными звуками: частыми ударами клювом 0 ствол (дятлы), вибрацией некоторых перьев fбекасы) или щелканьем клювом (аисты). Хокование самцов часто сопровождается при­нятием своеобразных поз и различными дви­жениями, как на земле, так и в воздухе, во время которых особенно эффектно демонстри­руются окраска и структура оперения. Брач­ные игры являются внешним проявлением полового возбуждения самца, как бы обрядом его сватовства. Птицы живут постоянными или временными парами; распространенным явлением у них является «многоженство», а у некоторых видов встречается «многому­жество».

Гнезда служат для откладки и насиживания яиц, а у птенцовых видов также и для воспи­тания молодых. Птицы редко спят в гнездах. Гнезда бывают разные: простейшие углуб­ления в земле, выстланные сухой травой, но­ры, гнезда в виде чаши, кошеля или шара, искусно смастеренные постройки - настоящие произведения искусства, гнезда из глины и даже гнезда, скрепленные клейкими выде­лениями слюнных желез.

Устраивают гнезда самка или самец, иногда вместе. Число яиц в кладке у каждого вида птиц, а часто даже у всех видов одной систе­матической группы более или менее постоян­но. Так, например, буревестники откладыва­ют по одному яйцу, голуби, журавли, дрофы, крупные орлы - по два яйца, чайки - по три, кулики - по четыре, большинство пев­чих птиц - по четыре-шесть яиц. Много яиц бывает в кладке у куриных. Число отло­женных яиц возрастает при двух- или трех­кратном размножении в году. Птичье яйцо развивается под прямым воздействием тепла, получаемого от насиживающих родителей, У которых в этот период развиваются на Орюцщой стороне наседные пятна - участки голои и слегка воспаленной кожи, непосред­ственно соприкасающейся с яйцами. Однако, наличие наседных пятен не является правилом. Чаще всего насиживают поочередно самец и самка, иногда - только один родитель. В случаях гнездового паразитизма вся забота о выведении и воспитании птенцов ложится на плечи «приемных родителей». В исключи­тельных случаях птицы используют для инку­бации яиц и другие источники тепла. Так, на­пример, сорные, или большеногие, куры зары­вают свои яйца в большие кучи листьев или перегноя, в которых за счет гниения создается температура, вполне достаточная для развития зародыша.

В зависимости от степени развития птенцов в первые дни их жизни всех птиц можно ориен­тировочно разделить на две категории. Птенцы одних видов выходят из яйца со сла­боразвитой мускулатурой конечностей, как правило неоперенными или покрытыми ред­ким эмбриональным пушком; они совершенно беспомощны и целиком зависят от родитель­ского ухода. Этих птиц принято называть птенцовыми. К другой категории принадле­жат выводковые: их птенцы «вылупляются» достаточно развитыми, в густом опушении, с открытыми глазами и ушами, и уже через несколько часов способны самостоятельно передвигаться; гнездо покидают вскоре после своего появления на свет. Старые птицы их только водят за собой, укрывают под крыль­ями и опекают, но, как правило, не кормят. Эмбриональное развитие выводковых птиц продолжается дольше, чем у птенцовых.

Самым замечательным в поведении птиц явля­ется их полет, который свойственен всем со­временным птицам, за исключением бегаю­щих, пингвинов и немногих других видов. Известны две основные формы полета. Активный полет совершается с помощью ма­шущих движений крыльев и мускульной силы - это главный способ полета птиц. Самые мелкие птицы - колибри, применяют такой вариант активного полета, при котором кон­чик крыла описывает удлиненную восьмерку; такой полет отличается значительной частотой взмахов и напоминает полет насекомых, он позволяет птицам перемещаться в воздухе вперед и назад и даже «зависать» на одном месте. Вторая форма - это пассивный полет. Во время такого полета птица не машет крыль­ями, а использует их только как несущую по­верхность. При простом скользящем полете птица, постепенно снижаясь, только опирается крыльями о воздух. Разновидностью этого типа является полет парящий - свойственный в частности видам с большим размахом крыль­ев, - во время которого птица, используя восходящие воздушные потоки, может даже набирать высоту, не пошевелив крылом. По всей видимости, скользящий полет филогене­тически является самой древней формой полета. Скорость полета птиц часто преувели­чивается. Большинство птиц летает с умерен­ной скоростью - порядка нескольких десят­ков километров в час (ворона - 50 км/час, славковые - 52 км/час, скворцы - 74 км/час). Наибольшие скорости были определены у уток (чирок - 120 км/час), у стрижей- 160 км/час; нападающий сокол развивает скорость в 280 километров в час. На перелетах птицы держат­ся не слишком высоко, как правило, поднима­ются не выше 300 метров; полет на относитель­ной высоте 2 тысяч метров - явление чрез­вычайно редкое.

На первый взгляд, птицы - вольные созда­ния, которые без ограничений могут переме­щаться по воздуху над поверхностью земного шара. На самом же деле они гораздо прочней, чем это кажется, привязаны к совершенно определенному ограниченному району. Преж­де всего, они привязаны к гнездовому участ­ку, который окружен невидимыми, но порой непреодолимыми границами. Неперелетные оседлые виды не покидают окрестностей гнез­довой территории даже во внегнездовой пе­риод. Кочующие - после гнездования пере­мещаются на строго определенные расстояния от гнездовой области. И, наконец, перелетные птицы покидают свои гнездовья в конце лета или осенью, когда закончено воспитание моло­дых или когда начнут ухудшаться условия жизни. Как правило, они летят в места, весьма удаленные от их родины. К перелетным пти­цам относятся не только насекомоядные виды, которые «бегут» от голодной смерти, но и другие птицы, а потому нельзя утверждать, что только недостаток пищи стимулирует отлет. Многие виды в северных частях своего ареала перелетны, в южных - оседлы. Место зимовки с экологической точки зрения обычно приближается к гнездовой области, тем не ме­нее птицы здесь не размножаются.

Изучение перелетов птиц методом кольцева­ния помогло раскрыть многие загадки этого явления. Однако еще и сейчас ученые не могут окончательно ответить на вопрос: чем руководствуются птицы, безошибочно находя­щие дорогу к месту зимовки и обратно, пре­одолевая при этом огромные расстояния и по­рою отправляясь в путь даже без опытного вожака или в одиночку? В последнее время были выдвинуты теории, согласно которым птицы при перелетах ориентируются по не­бесным светилам. На основе экспериментов с перелетными птицами в неволе орнитологи Крамер и Зауэр установили, что птицы, летя­щие днем, ориентируются по солнцу, а ночью по звездам, отважно пускаясь в путь даже в не слишком ясные ночи. Такие навига­ционные способности являются у перелетных птиц врожденными.

Пернатые всех континентов в настоящее время довольно хорошо изучены, и едва ли можно предположить, что в каких-нибудь затерянных уголках мира будут открыты новые виды. Мнения орнитологов относитель­но общего числа живущих на Земле видов расходятся, поэтому мы не беремся приводить здесь точные цифры. Порой бывает трудно установить, является ли та или иная форма полноценным видом или лишь расой, не име­ющей всех признаков отдельного вида. Ориен­тировочно можно сказать, что в общей слож­ности на Земле живет в настоящее время при­мерно 8650 видов птиц. Наиболее богаты пер­натыми фауны Южной Америки и Африки. Однако, по всей вероятности, в будущем число видов сократится под влиянием деятельности человека, ведущей или к прямому истребле­нию одних видов, или же к косвенному уничтожению других путем разрушения и ко-енного изменения их среды обитания. Кроме того, численность некоторых специализиро-анных групп птиц Неминуемо снижает-поскольку они не в состоянии приспосо­биться к возникающим новым условиям. Мы также располагаем рядом фактов, го­ворящих о том, что некоторые виды птиц вымерли не без вмешательства человека.

В последнее время предпринимаются меры по охране живой природы, в том числе и птиц, с целью спасения многих находящихся под угрозой исчезновения видов, чтобы добиться хотя бы прекращения пополнения списка вымерших видов новыми именами.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




центр раннего развития детей анкета.


© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2011
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://bird.geoman.ru "Птицы"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru