Пользовательского поиска








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Семейная жизнь

Весной у фламинго наступает пора любви. Красно-розовые стаи одна за другой снимаются с обжитых отмелей на зимовках и отправляются в долгий и трудный путь на север и северо-восток, к родным местам, где фламинго из века в век строят свои гнезда и выводят птенцов. Стаи летят по-разному, иногда в линию, реже - клином, а то и беспорядочно, скученно.

Первыми на места гнездовий прилетают взрослые птицы, способные к размножению. Они появляются здесь за 20-30 дней до прилета молодых. Молодых фламинго (возрастом до трех лет) не спутаешь со взрослыми, у них нет чудесного бело-розового наряда.

Впрочем, на оз. Тенгиз, самом северном гнездовье фламинго, молодые птицы появляются далеко не каждый год. Видимо, прилет их сюда зависит от состояния мест зимовок. Их, похоже, вполне устраивает юг, однако, если там плохо с кормом, что обычно бывает при наступлении длительной засухи, или же их часто беспокоят люди, молодые фламинго устремляются вслед за взрослыми на север, иногда добираясь и до мест, где они в свое время вывелись из яиц.

Фламинго - птицы строго колониальные. Они способны размножаться, только находясь среди себе подобных. Еще никто и никогда не видел отдельных гнезд фламинго.

Колониальными называют птиц, которые гнездятся на ограниченной небольшой территории большими группами, располагая гнезда вблизи друг от друга. Такое гнездование свойственно в основном морским птицам, среди которых оно наблюдается у 93% видов, в то время как у птиц в целом - только у 13% (Лэк, 1967). Возник колониальный тип гнездования у видов птиц, которые имеют большие запасы корма и одновременно небольшой выбор мест для размещения гнезд. Выбор таких мест у колониальных птиц зависит от близости источников питания и безопасности их для птенцов и взрослых птиц. Мест, удовлетворяющих всем этим требованиям, в природе не очень много.

К преимуществам колониального гнездования относится, во-первых, повышение надежности защиты от хищников путем объединения усилий отдельных гнездящихся пар. В результате даже крупные пернатые хищники не могут противостоять организованному нападению множества обитателей гнездовой колонии. Во-вторых, при колониальном образе жизни достигается практически одновременное размножение, так как требования инстинкта подкрепляются стимулирующим зрелищем того, что тысячи особей одного вида производят одни и те же действия. В-третьих, улучшается питание за счет взаимного оповещения членов гнездовой колонии о местах, изобилующих кормом (Панов, 1983).

У фламинго гнездовые колонии могут состоять из десятков тысяч пар, как, например, на соленых озерах Восточной Африки Накуру и в озере гигантского кратера потухшего вулкана Нгоро-Нгоро.

В условиях Казахстана колонии фламинго много меньше. Так, на оз. Тенгиз в одной колонии в разные годы гнездятся от 50 до 4900 пар птиц.

Далеко не все взрослые фламинго из прилетевших на гнездовья приступают здесь к размножению. Например, в 1979 г. на оз. Тенгиз прилетело 50-55 тыс. фламинго, но из них составили пары и построили гнезда лишь 11400 пар. О причинах этого явления ученым известно еще не так много. Пока можно строить лишь предположения. Возможно, среди птиц, не построивших гнезд, были старые, уже не способные к размножению птицы, или же больные, а также молодые. Не исключено, что фламинго вообще гнездятся не каждый год. Нельзя исключить, что кому-то из них и просто не досталось в гнездовой колонии места для гнезда. На оз. Тенгиз, например, подходящих для фламинго островков и мелей не так-то и много.

Едва появившись на соленом озере, лимане или морской лагуне, фламинго начинают обследовать местность, подыскивая подходящие для гнездовья участки.

Уровень водоемов, на которых они имеют обыкновение из года в год гнездиться, непостоянен. В таких водоемах то появляются, то исчезают подходящие для гнездовья мелководья и острова. По этой причине и гнездовые колонии фламинго появляются в разные годы в разных местах. На оз. Тенгиз обычно это низкие песчаные острова, в сущности, обсохшие мели, изредка мелководья - непроходимые солончаковые топи вблизи берегов озера.

Далеко не всякий остров подходит фламинго. Он должен быть достаточно обширным, чтобы стая могла разместить на нем свои гнезда. Очень важно, чтобы враги не могли добраться до гнезда, а кроме того, в районе гнездования должно быть достаточно корма. Впрочем, понятие "близко" для фламинго особое, это не обязательно "рядом", они свободно могут летать за кормом для себя и своих птенцов на расстояние многих километров.

Стая фламинго
Стая фламинго

Прилетевшие весной фламинго ведут себя очень шумно. Вслед за первыми стаями одна за другой прилетают другие, на оз. Тенгиз, скапливаясь в юго-западном и юго-восточном заливах, у мыса Съемок, вблизи о-ва Луна, а также на оз. Кишлак. Громкое неумолчное гоготание возбужденных птиц слышно еще до рассвета, не стихает оно весь день и только глубокой ночью наступает тишина.

После прилета фламинго отдыхают, кормятся на своих излюбленных мелководьях и начинают брачные игры Происходит ли знакомство будущей пары уже на зимовках, как у многих околоводных птиц, например лебедей и гусей, или они впервые знакомятся по прилете на места, где будут гнездиться, пока не установлено. Сразу по прилете фламинго наблюдаются только единичные брачные церемонии. Постепенно в них вовлекаются кара за парой остальные фламинго, и теперь брачный ритуал протекает очень активно.

Брачные церемонии у фламинго сравнительно просты. У них нет настоящих танцев, как у журавлей или, что менее известно, цапель, однако своеобразны и забавный В отличие от других крупных птиц, например тетеревов или глухарей, нет у них для брачных церемоний и постоянного места - "тока". Ухаживание кавалеров за своими избранницами можно видеть и у самой гнездовой колонии, и очень далеко от нее, за десятки километров, на местах кормежек или отдыха, но всегда в полной безопасности, среди широкого водного простора или не проходимых топей.

Вот как протекает брачный ритуал. Группа фламинго начинает громко призывно кричать, качая головами из стороны в сторону, затем каждый распахивает во всю ширь свои крылья, выставляя их напоказ. Мгновенно ярчайшим цветом вспыхивает алое в обрамлении черного среди нежно-розового оперения. Токование имеет большое значение: оно позволяет фламинго приступать к гнездованию одновременно (Хроков, Андрусенко, 1979).

Наблюдателю в первую очередь бросаются в глаза самцы, которые отличаются не только своим большим ростом, но и особым поведением. Они, вытянув как можно больше и без того длиннейшие шеи, выражают свои нежные чувства непрерывным гоготанием и неотступно следуют за своими избранницами. При этом поведение кавалера может меняться. То он церемонно вышагивает нога в ногу за самкой, то припустится бегом, стремясь одновременно в точности повторять все ее движения. В то же время он оттесняет избранницу на более глубокое место, где, используя значительное преимущество в росте, вплотную приближается к самке. Затем он старается захватить клювом ее голову и прижать к туловищу или к поверхности воды, принуждая остановиться. Если самка к нему благосклонна, эта хитрость удается без труда. Самец немедленно взлетает, поджимая свои длиннейшие ноги-ходули, кладет их на спину партнерши и, учащенно взмахивая крыльями, зависает над ней в воздухе. Происходит спаривание.

Во время брачных игр между возбужденными самцами часто возникают потасовки, наподобие рыцарского турнира, носящего, скорее, символический характер. Соперники сходятся вплотную, топорща как можно более пышно перья, чтобы казаться солиднее и грознее, с громким гоготанием неуклюже топчутся на месте и треплют друг друга, хватая один другого за клюв, особого пыла при этом, однако, не проявляя. Изредка голенастые соперники теряют равновесие и взмахами крыльев стараются его удержать, но в отличие, например, от лебедей никогда не пользуются крыльями для нанесения ударов. Такая проба сил длится с полминуты, а потом один из соперников, по всей видимости, более слабый, признавая себя побежденным, перестает сопротивляться и как ни в чем не бывало спокойно отходит в сторону отдыхать до новой пробы сил с очередным соперником. Победитель не мстителен и не преследует побежденного, он вполне удовлетворен победой. Забавно, что иногда в такой потасовке принимает участие и самка, из-за которой происходит бой. Только ей, судя по всему, исход поединка безразличен. Похоже, что она просто не терпит драк. Стремясь восстановить порядок, она сама вмешивается в потасовку драчунов и без особых церемоний вцепляется клювом и щиплет хвост или крыло ближайшего из них, а то и его соперника, чтобы утихомирить забияк. Обычно самец сравнительно быстро находит себе партнершу и из них составляется дружная пара, ни один не уклоняется от семейных забот. Но нет правил без исключения. Некоторые самцы по какой-то причине не пользуются успехом. Такой неудачник настойчиво преследует какую-нибудь самку, а та не отвечает ему благосклонностью и тут же отбегает в сторону или улетает. Отвергнутый кавалер начинает преследовать других самок, пока, наконец, не придется всё же какой-нибудь из них по душе.

Вечерняя беседа
Вечерняя беседа

Впрочем, не исключено, что брачные отношения у фламинго в действительности более сложны. Этот вопрос и до настоящего времени еще недостаточно изучен.

После образования пар начинается строительство гнезд. Место для гнезда выбирает самка, но строят его оба члена пары, трудятся дружно и старательно. Перед супругами стоит непростая задача. Гнездо фламинго очень своеобразно. Пара сначала сгребает гнездовый материал клювом в объемистую кучу, затем утрамбовывает его клювом и ногами. В результате напряженного труда появляется солидная тумба в виде усеченного конуса или цилиндра с небольшим углублением-лотком сверху. Это ложе для кладки яиц.

Лоток гнезда после окончания его строительства никакой выстилки не имеет, но после откладки яиц в нем появляются единичные перья, выпавшие из насиживающих кладку птиц. Высота конуса-гнезда может быть разной, иной раз и свыше полуметра (в зоопарках до 40 см). Диаметр лотка в среднем 87 см, однако глубина его всего около 3 см. Гнездо фламинго строят ив доступного материала, который берется ту же рядом. Если грунт песчаный, это будет песок, а если фламинго обосновались на солончаковой отмели среди топи, то соленый ил. Во многих гнездах есть примесь водорослей или ракушек, которые служат весьма своеобразной арматурой.

Гнезда фламинго сравнительно прочны, особенно если в них, кроме грунта, имеются примеси. И, тем не менее, из них к весне будущего года сохраняются немногие. Их разрушают штормы, столь обычные на оз. Тенгиз в осеннее время, когда на островки и мели обрушиваются тяжелые валы соленой воды. Не щадят их и громадины льдины во время неизбежных передвижек льда весной. Однако даже сохранившиеся к прилету фламинго гнезда никогда не используются, а строятся новые.

Раньше считалось, что фламинго по каким-то известным лишь им причинам способны предвидеть погоду на предстоящее лето. Будто бы они заранее знают, будет ли уровень воды высоким или низким и в полноводные годы делают свои гнезда-тумбы высокими, а в маловодные низкими. Смысл такой предосторожности понятен. Низков гнездо в многоводный год зальет водой, а строить высокое, если в этом нет необходимости,- напрасная трата сил. Впрочем, не все орнитологи согласны с утверждением о такой удивительной прозорливости фламинго. Некоторые из них считают, что высота гнезд фламинго зависит исключительно от влажности грунта, используемого для их постройки. В одной и той же колонии на оз. Тенгиз можно было найти гнезда высотой от 7 до 60 см, но подавляющее их большинство имело высоту в 20-40 см (Хроков, Андрусенко, 1979). Ю. А. Исаков (1948) указывает, что на о-ве Тараба в заливе Кара-Богаз-Гол наиболее высокими (до 32 см) были гнезда, основания которых находились в воде.

Для гнезд, расположенных на отмелях, причиной их различий по высоте служит опасность затопления нагоняемой ветром водой. Если основания гнезд лежат в воде, они и строятся наиболее высокими (Долгушин, 1960).

Материала для каждого гнезда требуется много. Набирая из одного и того же участка песок вблизи гнезда, фламинго постепенно выкапывают ямы, иной раз до метра глубиной. В результате островок с гнездовой колонией фламинго, покрытый высокими конусами гнезд с ямами между ними, выглядит как какой-то неземной, космический ландшафт.

Гнезда фламинго расположены очень плотно, до четырех на 1 м2, иногда даже основания гнезд соприкасаются. Последнее, скорее всего, объясняется просто нехваткой пригодной для размещения гнезд площади островка или отмели, которые облюбовала стая фламинго. Те пары, которые первыми приступили к постройке гнезд, образуют центр колонии, куда уже не добраться врагам.

Фламинго миролюбивые птицы. Хотя они и защищают узкую территорию вокруг гнезда и при нарушении границ между соседями происходят стычки, но до драки дело не доходит, соперники лишь обмениваются чисто символическими угрозами.

Вскоре после окончания постройки гнезд у фламинго начинается откладка яиц. Лоток гнезда рассчитан на кладку из одного-двух, очень редко трех яиц. Последние бывают только у самок, находящихся в состоянии физиологического расцвета. Хотя яиц, как видим, и немного, зато их масса от 102,5 до 219 г (по измерениям на оз. Тенгиз), т. е. яйца фламинго вдвое больше куриных.

Скорлупа яиц чисто-белая, форма может быть различной: попадаются яйца и с одним заостренным концом, и овальные, другие круглей. Между этими формами можно найти все переходы. Впрочем, в этом разнообразии нет ничего необычного. Такое явление наблюдается и у других птиц. Величина яиц тоже соответственно неодинаковая: длина от 53 до 61 мм, а поперечник от 83 до 97 мм. А вот скорлупу яиц фламинго обычной не назовешь. У свежеснесенных яиц она покрыта мягким марким меловым налетом, что у птичьих яиц наблюдается очень редко.

Для фламинго характерна синхронность гнездования, обусловленная еще групповыми свадебными церемониями, в результате которых целые группы птиц находятся в сходных стадиях половой готовности. Теперь стоит только возникнуть благоприятной обстановке (наступить теплым ночам или выпасть дождю), и такие группы фламинго сразу" начинают откладку яиц. Удивительный пример синхронной откладки яиц в колонии фламинго на оз. Тенгиз наблюдал 9 мая 1959 г. орнитолог Института зоологии АН Казахской ССР Д. И. Чекменев. В тот день яйца в гнездах сразу появились у полутора тысяч пар.

Синхронность откладки яиц способствует снижению гибели яиц и птенцов в колониях (Андрусенко, 1984).

Если основная масса птиц начинает откладку ниц одновременно, то у части пар яйца появляются позже. По наблюдениям на оз. Тенгиз, откладка яиц начинается с первой половины мая и продолжается до середины июня. Опытные, уже имевшие в прошлые годы потомство фламинго начинают откладку яиц раньше, птицы, гнездящиеся впервые,- позже. Такое явление вообще характерно для самых разнообразных видов птиц.

У фламинго изредка наблюдаются повторные кладки. Так, в случае разрушения гнезд в колонии, что случается иногда после сильного шторма, тысячи пар образуют новые колонии, обычно выбирая для этой цели другой остров.

На оз. Тенгиз несколько раз (в 1959, 1977 и 1978 гг.) наблюдались и необычные колонии. Гнезд в них не было совершенно, а яйца (всего по одному) лежали в неглубоких ямах прямо на песке песчаного острова (обсохшей мели). Это были, несомненно, повторные поздние кладки взамен погибших; фламинго в таких случаях не строят гнезд. Подобный тип гнездования для фламинго явно неестественный, и такие колонии всегда распадались.

После того как самка отложит полную кладку яиц, наступает следующий весьма ответственный период в гнездовой жизни фламинго: насиживание. Дело это нелегкое и долгое, оно занимает у этих птиц около месяца (30-32 дня). Пара дружна, и все необходимые обязанности супруги выполняют добросовестно, подменяя на гнезде друг друга по утрам и вечерам. Правда, самка в насиживании кладки более усердна. Она сидит в гнезде более продолжительное время, но у самца есть и другие обязанности. Он в свободное от насиживания время, как правило, бывает рядом с гнездом, его долг и обязанность - охрана гнезда.

Между тем лето вступает в свои права. Начинает мучить обычная в это время в равнинной части Казахстана жара. От безжалостных лучей солнца, и прямых, и отраженных, от безбрежного голубого пространства водной глади озера, не затененной ни единым кустиком, нет спасения. И песок на островке, занятом колонией фламинго, иной раз накаляется до 60°, а то и 70°.

Насиживающим яйца птицам приходится тяжко. В колонии царит немилосердная жара. Гнезда расположены впритык одно к другому. У каждого рядом две птицы, а по берегу острова располагаются компании холостяков, у которых нет своих гнезд. Даже если и дует ветерок, то до насиживающей птицы его освежающее дуновение не доходит.

В такие жаркие дни фламинго начинают беспокоиться. Избыточное тепло вредно для яиц, птенцы в них могут погибнуть. Теперь фламинго подолгу стоят над гнездом, широко раскинув крылья. Тень от них, как хороший зонтик, защищает от палящих лучей солнца. При этом время от времени птицы машут крыльями словно громадными веерами, охлаждая током воздуха кладку яиц. Таким же способом позже они предохраняют от перегрева и птенцов-пуховичков.

Тяжко приходится птицам, насиживающим кладку яиц. Но оставить гнездо им ни на минуту нельзя, иначе верная гибель кладки яиц от перегрева. И тут оказываются очень кстати ямы, вырытые фламинго в песке островка при постройке гнезда. В эти ямы уже давно успела просочиться грунтовая вода, и они превратились в своеобразные колодцы. Теперь пары фламинго то и дело набирают в массивные клювы воду и опрыскивают лоток гнезда. Испаряясь, вода уносит из него часть тепла. Иногда приносится и сырой прохладный песок для надстройки гнезда. Перед вылуплением из яиц птенцов родители обильно выстилают лоток своим пером.

В разгар насиживания яиц гнездовая колония фламинго - ни с чем не сравнимое зрелище. Кажется, что по мановению палочки волшебника среди безбрежной голубой глади громадного соленого озера расцвел гигантский розовый цветок, но только этот цветок живой. Он беспрерывно колышется, от него несется гоготание, которое не смолкает ни днем, ни ночью (Хроков, Андрусенко, 1979).

Каким образом самые длинноногие в мире птицы ухитряются сидеть на своих столбообразных гнездах, насиживая кладку яиц? Первым на этот вопрос ответил крупный английский мореплаватель XVII- XVIII вв. Уильям Дампир (Его деятельность способствовала созданию Британской империи, захвату Англией многочисленных колоний (Малаховский К. В. Трижды вокруг света. М.: Наука, 1982)), который побывал в Америке более 300 лет тому назад и посетил там ряд островов Карибского моря, где и видел множество фламинго. Многие из описаний Дампира этих птиц весьма точны для своего Бремени, но, увы, не во всем. Вот что писал Дампир в своей книге "Новое путешествие вокруг света", изданной в Лондоне в 1697 г.: "Фламинго, когда несутся или высиживают яйца, не садятся в гнездо, а стоят вплотную к нему, уперев ноги в землю и закрывая лоток гнезда своим брюшком. Это потому, что у них длинные ноги и им было бы неудобно поджимать их под себя, сидя в гнезде". Это наблюдение, получившее название "дампиров миф", два века бытовало в научной литературе. Истина была установлена только в 80-х годах прошлого столетия, когда многие натуралисты занялись изучением жизни фламинго и установили, что в действительности фламинго в период насиживания яиц сидят в гнезде, поджав под себя ноги-ходули. Но в этом для фламинго есть и свои неудобства. Насиживающая птица, чтобы встать с гнезда, вынуждена вести себя весьма потешно. Сначала она вытягивает, сколько возможно, шею, а потом, наклонив голову, упирается в грунт клювом. Лишь после этого ей удается расправить свои непомерно длинные ноги и сойти с гнезда.

Наконец-то минул такой тяжелый для супружеской пары фламинго месяц, и вот (на оз. Тенгиз это происходит в июне) из яиц один за другим начинают вылупляться забавные птенцы-пуховички. В начале своего жизненного пути они совершенно беспомощны, мокрые, с тонкими слабенькими ножками, но уже зрячие. На родителей они пока не похожи: все в белом густом пушке, ножки тоже не розовые, а черноватые, не изогнут у них и клюв. И это, конечно, неспроста. Таким прямым коротким клювом удобнее получать пищу из кривых, словно кочерга, родительских клювов.

В Восточной Африке орнитологи внимательно наблюдали за поведением обыкновенного фламинго в гнездовый период. Им удалось подсмотреть Интересный факт. Взрослый фламинго ко времени вылупления птенцов опускает голову как можно ближе к яйцам, непрерывно издавая необычные высокие трубные звуки. Ученые предположили, что смысл такого поведения в том, что птенец еще в яйце должен запомнить голос своих родителей. Тогда он будет способен потом находить их среди тысяч других взрослых фламинго (Brown, Powell-Cotton, Hoporaft, 1973). К настоящему времени выяснено, что у эмбрионов выводковых птиц, а не только у фламинго, создается условный рефлекс на голос родителей и после появления на свет птенец уже различает их по голосам. Это явление установлено для гусей, чистиковых и некоторых других птиц.

Таким образом, у птиц воспитание птенца начинается еще в яйце. Например, услышав крик тревоги своего родителя, птенец немедленно реагирует (так, сильно насиженные яйца африканского страуса "оживают" и начинают катиться в сторону). С птенцами кайр, выведенными в инкубаторе, производился следующий опыт. Им из нескольких точек демонстрировали крики взрослых кайр. Птенцы каждый раз направлялись к ближайшему источнику звука, т. е. у них была врожденная реакция на крик своего вида птиц. Если же за несколько дней до вылупления из яйца птенцу давали прослушать крик лишь одной птицы, то после вылупления он стремился среди многоголосого хора отыскать уже знакомый ему источник звука и направлялся к нему, не обращая внимания на крики других кайр (Владышевский, 1982).

Явление эмбрионального обучения представляет большой интерес для птицеводства. Практически очень важно, чтобы цыплята, утята, индюшата появлялись на свет одновременно. Орнитологи обратили внимание, что в последние два дня перед вылуплением птенцов из яиц куры, утки, перепелки и некоторые другие птицы издают щелкающие звуки, словно подают команду птенцам поторопиться. Эти шумы, названные сенсорной стимуляцией эмбрионов, записали на магнитофон, усилили и воспроизвели в инкубаторе. Результаты полностью оправдали надежды: отдельные птенцы вылупились даже на день раньше срока (Левитина, 1985).

Около двух недель птенцы кормятся "птичьим молоком" родителей (см. ниже). После того как клюв птенцов начинает изгибаться, они начинают кормиться и сами, но родители еще долго их прикармливают.

Больше двух месяцев пара фламинго усердно кормит своих малышей. За этот срок с птенцами происходит метаморфоза. Они в десятидневном возрасте успевают сменить свой пушистый наряд на светло-серый, а к четырнадцатому дню - на серый. Такая разница в окраске оперения птенцов и взрослых птиц, конечно, не случайна. Беззащитные птенцы не должны сразу бросаться в глаза. Окраска у них покровительственная, маскировочная.

В окончательный свой наряд фламинго одеваются только на третьем году жизни. Это происходит, вероятнее всего, с наступлением половой зрелости. Но тут не все еще ясно. По другим данным, фламинго могут приступить к размножению лишь на пятый-шестой год.

Птенцы способны уже немного летать с 55-62-го дня жизни. Теперь и клюв у них изменяет форму, он уже изогнут в середине под тупым углом книзу, т. е. внешне выглядит так же, как и у взрослых фламинго. Несмотря на это, кормиться сами птенцы все же еще не могут, так как клюв их только внешне похож на взрослый, а в действительности он еще недоразвит: цедильное приспособление - пластинки, зубчики и чувствительные нервные окончания сформировались еще далеко не полностью. Вот поэтому-то и приходится родителям подкармливать своих недорослей.

Зато растут они очень быстро. Через два-три дня после вылупления малыши уже способны покинуть свою земляную колыбельку. Спасаясь от палящей жары, которая накаляет и само гнездо, и песок вокруг него, они уходят на берег острова к прохладной воде.

Н. Андрусенко (1984, с. 98) в Кургальджинском заповеднике на оз. Тенгиз наблюдал удивительное поведение взрослых фламинго, которые самоотверженно спасали своих птенцов-пуховичков от неминуемой гибели во время грозы с крупным градом. Вот что он пишет: "Фламинго встревожены, они ждут грозы. Еще засветло взрослые птицы согнали пуховиков в центральную наиболее возвышенную часть острова и окружили. Постепенно кольцо делалось все уже и уже и, наконец, сомкнулось.

Сотрудник Кургальджинского заповедника Николай Николаевич Андрусенко с только что окольцованным фламинго
Сотрудник Кургальджинского заповедника Николай Николаевич Андрусенко с только что окольцованным фламинго

Время тянется медленно. Но вот вдали полыхнула зарница, затем другая, донеслись глухие раскаты грома. Гроза приближалась. Вскоре яркая вспышка молнии осветила остров и лиловые рваные края туч, мощный раскат грома потряс небо и землю. Налетел шквалистый ветер, и в ту же секунду на остров обрушился сокрушительный ливень с крупным градом. Ливень облаком охватил стаю и понесся дальше. В водяном тумане силуэты птиц выросли, вытянулись, стали призрачными тенями. Озеро недавно такое спокойное и ласковое, теперь превратилось в разъяренного зверя. Огромные мутные водяные валы дыбились, катились и обрушивались с неистовой силой на маленький песчаный остров.

Первый же сильный порыв ветра заставил фламинго сбиться в плотный табун и развернуться ему навстречу. Когда начался ливень с градом, птицы легли, вытянув шеи. Около семи минут несколько тысяч фламинго неподвижно лежали на песке и прикрывали птенцов... Гроза прекратилась так же внезапно, как и началась. Словно обессиленный, притих Тенгиз. Фламинго медленно вставали, упираясь клювами в песок, и сильными взмахами крыльев стряхивали с себя воду, а в ногах у них деловито копошились светлые пуховые шарики".

В десятидневном возрасте птенцы образуют одну или несколько стаек во главе с "няньками-воспитателями", взрослыми фламинго. Эти птицы, вероятно, из тех, что не гнездятся в данном сезоне или по тем или иным причинам лишились своей кладки яиц.

В "детских садах" птенцы держатся очень кучно, образуя большие группы в сотни, а то и тысячи малышей. При каждом таком "детском саде" всегда находятся несколько взрослых фламинго. По наблюдениям на оз. Тенгиз, обычно их бывает десять-пятнадцать.

'Детский сад'
'Детский сад'

"Няньки" неотступно и строго следят за порядком и самоотверженно охраняют "детский сад" от врагов. На оз. Тенгиз это обычные здесь крупные серебристые чайки. Их еще называют чайками-хохотуньями за характерный крик. Едва зазевалась охрана или отбился от стаи чрезмерно шустрый непоседа-пуховичок, его тут же хватает и уносит в клюве пернатая разбойница.

Каждый день, около 18 ч, весь "детский сад" фламинго возвращается на остров к гнездам. В такой обратный маршрут их здесь обычно ведет лишь один взрослый фламинго. "Воспитатель" плывет, а добравшись до мелководья, идет позади своих многочисленных подопечных. Он, как заправский командир, непрерывно покрикивает, а отстающих птенцов наказывает, чувствительно подталкивая своим массивным клювом. За час до захода солнца и до полной темноты начинают прилетать со своих обычных мест кормежки и родители. Молодежь и взрослые собираются вместе около гнезд. Вечерние часы у фламинго самые шумные. Родители громкими криками подзывают птенцов, при этом каждая пара взрослых фламинго кормит только своих малышей.

Звуки, которые издают птенцы, своеобразны. Обычно вначале, еще пуховичками, они способны только на тихий писк, а чуть повзрослев издают тихий, но отчетливый крик "ке-век", "ке-век". Голос, сходный с гоготанием взрослых, появляется у них много позже, лишь тогда, когда наполовину вырастут маховые перья крыльев.

Даже маленькие птенцы фламинго умеют неплохо плавать, а при опасности способны, хотя и ненадолго, нырять. Бегают молодые фламинго тоже быстро. На мелководье человеку их догнать почти невозможно, а на сухом берегу это удается только с большой затратой сил. Игорь Александрович Долгушин писал, что шум, издаваемый бегущими птенцами фламинго, подобен грохоту морского прибоя.

Подросших птенцов воспитатели всем "детским садом" теперь водят на обширные мелководья, где много всякого животного и растительного корма.

Посещение людьми гнездовых колоний фламинго в период, когда у них происходит откладка яиц, или пока в колонии еще птенцы-пуховички, совершенно недопустимо. Фламинго бросают колонию и больше не возвращаются к ней на несколько лет. И яйца и птенцы обречены на неизбежную гибель. Когда однажды ученые посетили такую колонию с птенцами, выяснилось, что неоперившиеся птенцы фламинго совершенно беспомощны. Так, одна из групп птенцов из "детского сада" вместо того, чтобы спасаться, возвратилась на остров с гнездами и стала беспорядочно бегать по мелководью вокруг него, даже навстречу людям.

Подросшие птенцы уже далеко не так беспомощны, У фламинго имеются свои выработанные тысячелетиями способы защиты от людей. Стоит только приблизиться лодке с браконьерами к острову с гнездами фламинго, как птенцы немедленно сбиваются в многосотенный табун и под руководством старой опытной птицы быстро уходят на топкое мелководье. Здесь до них не добраться ни пешком, ни на лодке.

Бывает и по-другому. При приближении лодки с человеком старые птицы сразу же улетают, а молодые уходят и потом уплывают плотной кучей.

предыдущая главасодержаниеследующая глава






© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://bird.geoman.ru "Птицы"

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru